Примерное время чтения: 11 минут
112

Орловский беспредел: как власти саботируют поручения Президента

Юрий Алексеевич Парахин, руководитель мусоросортировочного завода «ЭкоСити» в беседе с корреспондентом «АиФ» рассказал о проблемах, с которыми в регионе сталкиваются малые предприятия, пытающиеся на практике реализовать указания Владимира Путина, озвученные в начале мусорной реформы.

- Юрий Алексеевич, одной из самых жарких и обсуждаемых тем последних недель является объявление руководства области о планах заключить долгосрочное концессионное соглашение с частным инвестором, который создав в регионе новое мусороперерабатывающее предприятие, на привилегированных условиях получит гарантированные объемы отходов по ценам, превышающим ныне существующие тарифы. При этом, ваш будущий конкурент выходит на рынок, где уже есть четыре действующих завода со свободными мощностями. Как эта реформа повлияет на ситуацию с обработкой твердых бытовых отходов в Орловской области?

- Думаю, что этот вопрос лучше всего рассмотреть с его истока. А именно – с решения Президента Российской Федерации провести в стране мусорную реформу. Помимо организационных изменений в нашей сфере, было четко заявлено об одной из главных стратегических целей реформы -  защита прав наших граждан, которые по Конституции имеют право на благоприятную окружающую среду. А для этого государству нужно остановить рост свалок с отходами, который  имеет до сих пор неконтролируемый характер. Важно понимать, что главный критерий, по которому можно судить об успешности работы с отходами – это процент захороненных остатков ТКО после сортировки-«хвостов», которые остаются после сортировки на мусоросортировочном заводе. То есть, чем меньше мусора хоронится и чем больше перерабатывается на вторсырье – тем в большей степени предприятие соответствует требованиям Президента.

На основании инвестиционного договора с властями в строительство нашего мусоросортировочного завода были вложены частные деньги, знания, опыт  и получен хороший, подтверждённый практикой результат. По идее, это не только должно было обеспечить лояльность властей Орловской области к нашему проекту, но и позволяло наш практический опыт тиражировать в масштабах РФ. Ведь к нам и сейчас приезжают люди с разных регионов, мы являемся консультантами в данной сфере бизнеса. Мы очень подробно объясняем, что и как делать, чтобы максимально переработать отходы.

При этом, наше предприятие вписывается в нынешний тренд импортозамещения и ресурсосбережения, поскольку используется только российское оборудование и наши наработки. Технология позволяет эффективно работать с нашим российским мусором и отличается от других технологий, которые к сожалению, сейчас многие пытаются внедрять, но которые практически не работают…

- И в этот момент люди из ближайшего окружения губернатора Клычкова сначала допускают публичные выпады в адрес Вашего предприятия, а после – пытаются создать предприятие, которое заберет себе большую часть «мусорного» рынка?

- Совершенно верно. Причем, речь не о том, какой именно ущерб они нанесут нашему предприятию или людям, которым мы дали работу. Они собираются заложить бомбу замедленного действия для всех жителей региона на многие годы. Во-первых, реформа, предложенная заместителем Клычкова, гарантированно приведет к повышению тарифов для населения. И это при том, что люди и сейчас значительно переплачивают за обращение с мусором. Возможно, чиновники найдут способ повысить расходы не напрямую за счет жителей области и их кошельков, а за счет областного бюджета. Но и это ничего не меняет – ведь нет никаких объективных причин повышать существующий тариф!

Во-вторых, их совершенно не волнует показатель, вокруг которого и крутится весь смысл мусорной реформы – эффективность мусоропереработки и минимизация захораниваемых отходов. А ведь у нашего предприятия есть достижения в этой области.

Президент говорил – захоранивать не более 50 % отходов к 2030-му году, а мы на своем заводе уже в 2019-м дали 35 %, и перевыполнили этот план. Ни один завод в России на сегодняшний день такого не достиг. В среднем по рынку – 91 – 95 % захоронения.

Это, кстати, одна из причин, почему меня невзлюбили люди Клычкова. Мне прямым текстом говорили, что я слишком много перерабатываю.

Вообще, то, что сейчас творят орловские власти, в сталинские времена назвали бы саботажем со всеми вытекающими последствиями. Потому что те результаты, которые показывает наше предприятие – это то, к чему призывал Президент Путин, провозглашая начало мусорной реформы.

На федеральном уровне много говорят о создании экотехнопарков. О том, что надо давать выгодные кредиты, создавать благоприятные условия для бизнеса и прочее. Но по факту - у нас предприятие уже работает, а его планомерно уничтожают. Так и хочется спросить – Господин Клычков, Вы не поддерживаете Президента?

- Николай Шин, руководитель Корпорации развития Орловской области в заочной, но публичной полемике подверг сомнению показатели Вашего предприятия. Вам есть, что ему ответить?

- Когда я сталкиваюсь со скепсисом или критикой, говорю поговоркой – лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Вы в любое время приезжайте к нам на завод - откроем ворота, и вы все посмотрите. Сравните с другими. Вы в Российской Федерации ни на один мусоросортировочный завод не попадете, если не приложите каких-то сверхусилий. Я их очень много посетил и изучил, раньше было полегче, но последнее время почти никуда не пускают и скрывают показатели.

А у нас за четыре года более двухсот делегаций было. Те люди, которые понимают в этой сфере что-то, с открытым ртом ходят и спрашивают –  как на работающем с мусором предприятии можно зайти в сортировочную кабину без маски или противогаза, как это на других заводах? Отвечаю – это у нас технология такая.

Вот вы, допустим, летом подходите к контейнерной площадке, и от нее не очень хорошо пахнет, да? А к нам все это каждый день привозится с тысяч площадок. А дышится легко и глаза не слезятся. Люди работают без масок, в перчатках только. В свое время известный блогер Мария Погребняк приезжала к нам записывать ролик для своих подписчиков, и стояла в своей норковой шубе на линии сортировки минут 15, работала и ни разу даже не поморщилась – любой может найти видео и проверить.

- Я правильно понимаю, технологии, которые вы используете, являются орловской разработкой?

- Да, это наши орловские технологии, у меня есть восемь патентов на них. Кстати, помимо широкого ассортимента вторсырья, мы производим из горючих остатков отходов топливо. Установили котельную с высокотемпературным пиролизом, и теперь полностью себя отапливаем.  Иногда излишки теплоэнергии некуда девать. У кого-то 90 % коммунальных платежей – это отопление и теплая вода, а у нас  фактически бесплатно.

- Хорошо. А вот еще обвинение от Ваших оппонентов – что были случаи остановки производства, создавшие кризис в масштабах всей Орловской области.

- Завод за четыре с половиной года останавливался один раз на три дня и то по вине Регионального оператора, который три месяца не оплачивал  нам за оказанные по договору услуги. Мы просили регоператора  расчитаться, писали обращения к властям и контролирующим органам, предупреждали, реакции не было. А когда не осталось средств даже на заправку автомашин – остановились, работать было не на что. Регоператор и власти решили не платить, а перенаправить потоки мусора с нашего завода на другие и на третий день в Орловской области де-факто произошёл коллапс. Через день остановился завод во Мценске, следом – Нарышкинский завод. Областной прокурор разобрался в ситуации и сразу же нашлись деньги на оплату нам. Но это был, надеюсь, единственный раз, когда завод останавливался.

- Так может быть, у регионального оператора «Зеленая Роща» на самом деле не было денег, чтобы расплатится с «ЭкоСити»?

- Знаете, наше предприятие выиграло не один суд у «Зеленой Рощи», и в ходе процессов раскрылись подробности о том, сколько денег региональный оператор тратит на себя любимого и сколько на всех остальных участников рынка, которые возят, сортируют и захоранивают отходы. Если кто не в курсе, в регионе один региональный оператор, четыре транспортные компании занимаются перевозкой, четыре – мусоросортировкой и также есть два полигона. Итак, «Зеленая Роща» собирает с населения деньги и дальше распределяет: около 40 миллионов делятся на десять компаний, которые выполняют всю реальную работу и 16 миллионов они забирают себе на обслуживание своего огромного штата. У них более 140 работников в штате. Те кто действительно работают с мусором посчитали сколько регоператору реально нужно работников чтобы структура работала, получилось, что максимум – 34 человека. При таком штате действительно для остальных операторов может не быть денег?

Вообще, по поводу их обвинений - я не силен в информационных войнах.  Я – технарь. Мне нужно сказать, что сделать, а я могу изобрести, придумать, реализовать. Но я не могу защитить своё предприятие, когда нас постоянно прессуют власть придержащие. Тем более, когда это делают самые высокопоставленные лица области.

С 2019 года по начала «ковида» у нас на заводе были десятки проверок. Это вместо того, чтобы хотя бы не мешать предприятию…. Чиновники говорят, якобы, завод не справлется с объемами. А в чем это проявляется? Есть у них хоть какие-то факты? 16 октября будет пять лет как завод работает в непрерывном режиме. Более девяносто тысяч машин принято и обработано несмотря на все козни властей.

Мы построили «с нуля» завод на частные деньги, у нас все работает, самый дешевый в России тариф, более 250 рабочих мест. Все в соответствии с указами Президента. А сейчас власти хотят отдать подавляющую часть объемов мусора какому то концессионеру, причем с тарифом в три раза выше, чем у нас. И делают они всё это втихаря, подковёрно, спешат очень, видимо есть что скрывать от жителей.

- И все же, некоторым людям со стороны может показаться, что Вы просто не в восторге от появления крупного конкурента…

- Я не боюсь конкуренции. У нас в территориальной схеме прописано, что если какой-то новый объект появляется, то вопросы решаются через конкурсные процедуры. Есть мощность производства, есть эффективность переработки. Почему нельзя распределять потоки отходов в соответствии с этими показателями?

При этом, мы находимся на тарифицированном рынке. Представьте, что в городе есть два «Водоканала». Одному тариф ставят в рубль, другому – в три. Почему мне 860 рублей за тонну, а «конкурентам», которые еще не запустились – 2 940 рублей? … Это конкуренция? Нет, это административный ресурс и возможное нарушение антимонопольного законодательства. Даже территориальную схему начали переделывать под свои чиновничьи «хотелки».

Знаете, мне уже седьмой десяток. Я житель Орловской области, у меня дети и внуки тоже живут здесь. Что я мог сделать, то сделал. У меня нет никаких амбиций. Я хочу одного – честной конкуренции, а не подковёрной игры и чтобы люди живущие на нашей прекрасной Орловщине не потеряли красоту природы. У меня много идей, которые можно было бы дальше развивать на благо экологической деятельности. И хочется поделиться этим как-то на федеральном уровне. Но, к сожалению,  в своем родном регионе у властей другие интересы… С каждым новым приходом в область новых  «варягов» от власти больше трудностей и препонов работы бизнеса, особенно экологического.

- Кстати, возвращаясь к заявлению Шина… Он посетовал на то, что в Орловской области всего два полигона для захоронения отходов, в то время как в других областях – по пять-семь.

- Честно скажу - я был в шоке, когда это прочитал. Этот гражданин, ранее осужденный за незаконную банковскую деятельность, де-факто призывает загадить территорию нашей области. И в новой терсхеме на самом деле уже запланировано появление новых полигонов и расширение нынешних.

Президент говорит – сокращайте объемы захоронения отходов. Специалисты говорят – нужно стремиться к стопроцентной переработке. Но у помощников Клычкова своя альтернативная реальность – отдайте нам все финансовые потоки, дайте бесконтрольно «поработать», а когда мы уедем – делайте, что хотите со своими полигонами и отходами.

- Довольно резкие слова…

- Я готов за них отвечать. Пусть меня арестуют, если я в чем-то не прав и кого-то несправедливо в чем-то обвинил. Но вот увидите – после выхода публикации ни Шин, ни Старосельский не обратятся в суд о защите чести и достоинства. Они боятся привлекать внимание к своим «мусорным начинаниям», потому что знают, что любая объективная и компетентная проверка приведет к противоположному результату в их отношении.

Им нужно другое – по примеру некоторых других регионов они хотят втянуть население области в кабаллу, фактически закредитовать и «повесить» на людей содержание своего бесполезного детища. Причем, даже не на 12 лет, как у некоторых, а на целых 24 года! 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах