178

Как регулировать рынок труда

В Петербурге чуть более 12 тысяч безработных.
В Петербурге чуть более 12 тысяч безработных. АиФ

По данным Росстата, уровень безработицы в Петербурге в четвертом квартале 2017 года составил 1,5% от общей численности рабочей силы, что является одним из самых низких показателей среди субъектов РФ. Как регулируется уровень занятости населения, чем отличается безработный от неработающего, и как сказывается на производительности труда социальная политика предприятия, рассказал председатель комитета по труду и занятости населения Санкт-Петербурга Дмитрий Чернейко.

Надо ли бороться с безработицей?

Елена Бевза, SPB.AIF.RU: – Сколько в городе официальных безработных?

Дмитрий Чернейко: – Число зарегистрированных составляет чуть больше 12 тысяч – в Петербурге самый хороший показатель по всей Российской Федерации. По критериям международной организации труда, безработным является тот, кто не имеет работы, но готов к ней и предпринимает усилия к поиску. Если не предпринимает, то он не безработный, а просто неработающий. И по закону имеет на это право. Но, допустим, человек зарегистрировался в государственной службе занятости. При этом вступает в действие федеральное государственное регулирование рынка труда, согласно чему, если у тебя маленький стаж, то пособие составит 850 рублей в месяц. А если стаж больше, и заработная плата была существенной, то пособие будет равно 4 тысячам 900 рублям.

Но ситуация может быть и иной, если сделать, например, величину пособия в размере прожиточного минимума, который у нас в городе около 11 тысяч. И вы получите другую цифру зарегистрированных безработных. А если определить пособие размером в минимальную заработную плату – в Петербурге она 17 тысяч рублей, то из теневого сектора экономики выйдет значительное количество людей. Вопрос, в каком направлении регулировать рынок труда.

– А какие есть рычаги регулирования?

– Это институты рынка труда: минимальная заработная плата, размер пособия по безработице, продолжительность рабочего дня, минимальная почасовая оплата – те самые, лежащие на поверхности вещи, через которые рынок регулируется весьма эффективно. Но стимулировать рост занятости надо с учетом особенностей субъектов федерации, в каждом из них экономическая активность будет разной. Есть, например, народы Севера, многие представители которых занимаются разведением оленей – как там определить эту занятость?

Я б в фрилансеры пошел

– Ваше отношение к фрилансерам, людям, которые никого не обременяют заботой о своем трудоустройстве? Зачастую они нигде не оформлены, недавно даже прозвучало предложение лишить их бесплатного медицинского обслуживания.

– Слово «фрилансер» в законодательстве отсутствует. Есть понятие самозанятые граждане, есть малые и индивидуальные предприниматели. Если человек просто получает деньги за выполненную работу, то по факту является индивидуальным предпринимателем без образования юрлица, но нарушает закон, не платя налоги, чем ставит себя в странное положение. Его можно легализовать. Ничего сверхъестественного в образовании ИП и уплате 6% от своего годового дохода я не вижу. Есть другие форматы занятости, когда человек купил патент и больше не платит никаких налогов. Это тоже легальная работа.  Федеральное правительство делает попытки легализовать самозанятых – нянечек, переводчиков, репетиторов и представителей других профессий. 

– Некоторые предприятия в поисках решения кадровой проблемы занимаются улучшением социальных условий своих сотрудников, предлагают так называемый соцпакет.  Можно ли считать это тенденцией? Работодатели приходят к пониманию, что для эффективного труда важно предоставить дополнительные блага – бесплатные медицинские услуги и питание, помощь в оплате ипотеки?

– Таких предприятий, как «Газпром», РЖД, «Росатом», компания «Яндекс» – единицы. Там социальная защита работающих действительно поставлена хорошо. Социальная политика «Газпрома», например, на которую тратятся огромные деньги, что абсолютно оправданно с точки зрения общенациональных и корпоративных задач – отдельная история. РЖД со своими правилами игры, с дополнительной системой пенсионного обеспечения, – тоже. Но много таких предприятий не будет.

Кроме того, в нашей стране, к сожалению, человеческий капитал всегда стоил дешево. Есть, конечно, тенденция роста этой цены, особенно там, где высокотехнологичные производства. Если хочешь быть конкурентоспособным, за рабочую силу надо платить, поэтому в сфере IT хорошие зарплаты. Когда речь идет о серьезной конкуренции, к зарплате добавляется еще соцпакет. Но, например, действующих коллективных договоров, в которых прописаны дополнительные обязательства работодателя перед работниками сверх предусмотренных законом, в городе заключено пока не более трех тысяч, а у нас около 300 тысяч предприятий. Из них всего 3-4 тысячи компаний с численностью работающих более ста человек. Что касается предприятий малого и среднего бизнеса, то они, как правило, не могут себе позволить эти дополнительные обязательства, потому что запас их финансовой прочности невелик, несмотря на то, что Петербург считается столицей малого бизнеса, и последние 15 лет проводится целенаправленная политика его поддержки.

Профсоюзы

– Есть такая категория предприятий – научно-исследовательские институты, многие из которых почти развалились, а сейчас, пытаясь восстановиться, чего только не предпринимают, чтобы привлечь молодые талантливые кадры – корпоративные выезды, помощь в оплате аренды жилья…

– Если говорить об утечке мозгов, то люди зачастую предпочитают работать за пределами России за хорошую заработную плату без всякого социального пакета. Проблема серьезнее. Надо создавать глобально конкурентоспособное производство с хорошей производительностью труда. Сейчас это приоритетный национальный проект, Петербург вошел в число пилотных участников программы.

– Роль профсоюзов в этом деле?

– По последним данным, в городе из 3 миллионов 140 тысяч работающих в профсоюзах состоят 500-600 тысяч человек. Нашим профсоюзным традициям всего сто лет. До 1991 году эти организации были частью государственной политики. Реальная история независимых профсоюзов началась только в 90-х годах, что совпало с периодом радикальных изменений в экономике. И сейчас этому общественному институту непросто найти свое место в жизни. Производство стало другим, трудовые отношения тоже, поэтому приходится пересматривать позиции, отказываться от инерционного мышления, переходить к диалогу и социальному партнерству.

Социальное партнерство

– То есть, теперь это не просто защита отдельных интересов трудящихся, а в контексте интересов предприятия?

–  Переход от одной профсоюзной парадигмы к другой – болезненный процесс, но он идет. В 1992 году в Петербурге впервые в России было подписано трехстороннее соглашение между профсоюзами, работодателями и городом. С тех пор ведется ежедневная совместная работа по всем социально-экономическим вопросам, связанным с жизнью города, начиная с обсуждения тарифов на проезд в общественном транспорте, заканчивая летним отдыхом детей. Здесь профсоюзы играют конструктивную роль, например, в решении вопроса, сколько должно быть платных путевок в летние лагеря, сколько бесплатных. Надо сказать, наш город – один из лидирующих в стране по организации летней оздоровительной компании. Больше 160 тысяч ребят получили возможность хорошо отдохнуть за минимальную плату. И в этом заслуга всех трех сторон обсуждения.

– Трудно представить, что предприятия будут приветствовать создание у себя профсоюзов, если руководство не уверено в их лояльности.

– Это всегда диалог. В Германии в компаниях BMW, Audi, Siemens в советы директоров входят и профсоюзные лидеры. Там уже прошли путь от глухой обороны до реального социального партнерства, и профсоюзы часто соглашаются на снижение заработной платы ради сохранения рабочих мест, ради перспективы жизни предприятия. До такого понимания надо еще дорасти.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах