(обновлено )
Примерное время чтения: 10 минут
2018

Ушла Надежда. В Петербурге умерла учитель-блокадница, спасшая 625 детей

В среду, 10 июля, не стало Надежды Васильевны Строгоновой – Почётного гражданина Петербурга, блокадной учительницы, отдавшей школе 53 года жизни и спасшей во время осады Ленинграда более 600 детей. 24 сентября прошлого года ей исполнилось 103 года, и глядя на эту подвижную, энергичную женщину, было трудно поверить в такой солидный возраст.

У неё была потрясающая память. За несколько часов общения с корреспондентом spb.aif.ru она в подробностях рассказала о событиях прошлого, безошибочно перечисляя факты, адреса, фамилии. Говорила чётко, образно, емко, чтобы всем всё было понятно. Именно так она более полувека вела уроки в школе.

Фото: Teelegram-канал «Строгонова Надежда Васильевна».

«Вы рождены быть учителем. Я вас никому не отдам»

Учительницей Надежда Васильевна стала случайно. Она родилась в большой бедной семье в городе Холм Новгородской области. Её отец рано погиб, мама Нади осталась с восемью детьми. Их отдали в детский дом, а когда девушка окончила семилетку, ей посоветовали поступать в зоотехникум – девушка хорошо училась.

И поехала бы она потом работать в село, но жизнь её изменилась после поездки к сестре, которая жила в Брянске. Она устроила Надежду бухгалтером в одну из серьёзных организаций. Активная сотрудница прекрасно считала, схватывая всё буквально на лету, и её заметили. Отправили на курсы повышения квалификации – в Ленинград.

«В Ленинград я сразу влюбилась, – с молодым блеском в глазах рассказывала Надежда Васильевна. – Думаю, как бы мне сюда перебраться. Вслух ничего не говорила, а для себя решила – из Ленинграда никуда не уеду».

И вот однажды в поисках подработки она пришла в школу № 18 на 6-й Советской, 21 – там освободилось место секретаря. Работа в руках девушки горела, и когда 1 сентября учительница начальных классов сломала ногу, директор в отчаянии пришёл к Надежде, попросив «посидеть с первоклашками».

«Потом я узнала, что он всё время стоял под дверью. Думал, не удержу класс и дети по партам будут ходить. Но закончился первый день, второй, третий. Он пришёл ко мне на урок, а потом вызвал и сказал: «Вы рождены быть учителем. Я вас никому не отдам», – вспоминала Надежда Васильевна.

Это был 1940-й год. А летом 1941-го, когда всем коллективом они готовили школу к новому учебному году, прозвучало страшное слово «война». 7 июля директора призвали в армию, и он оставил Надежду своим заместителем. Девушке, которая теперь фактически отвечала за всё, был 21 год.

Война, блокада, смерть и… жизнь

«Меня вызвали в райвоенкомат и приказали укрепить здание по законам военного времени. Освободить чердаки, подвалы, заклеить окна, поставить бочки с песком. А ещё через какое-то время пришлось оборудовать бомбоубежище. Начались жуткие налёты, бомбы падали вокруг. К нам прикрепили пять домов по 6-й Советской, и все женщины, дети, бойцы МПВО укрывались в подвале школы», – вспоминала блокадница.

8 сентября в городе ввели продуктовые карточки. Сначала выдавали по 400, 300, 250, а с 20 ноября – по 125 граммов хлеба. Наступил голод.

«У меня и других сотрудников началась дистрофия, – тихо продолжала говорить Надежда Васильевна. – К январю развилась цинга. Начала гнить левая нога, открылись страшные раны, так что ходить было невозможно. Я жила напротив школы, но дойти не могла, сил не хватало. И в этих условиях 6 января 1942-го мы получаем приказ – открыть детский дом. Нам прислали директора, и я сказала, что напишу заявление об уходе – от истощения не могу работать. А он ответил, что его выбросит: «Оставайтесь, только вместе мы сможем всё выдержать». Это меня спасло».

Кажется невероятным, но обессиленные, голодные учителя в самую страшную зиму блокады за две недели сумели наладить работу детского учреждения. В разрушенном, замерзающем городе нашли две сотни кроватей, матрасы, посуду, бельё, организовали питание. 19 января из распределителя привезли первую группу детей. Бытовые отряды собирали их по всему городу, некоторые так и лежали рядом с умершими родителями.

Не было воды – её носили с Невы, падая от тяжести громоздких бидонов. Вместо света зажигали коптилки. Но сильнее всего мучил холод, и сначала с болью жгли парты, потом заборы, однако тепло всё равно держалось не больше пары часов.

«Что делать? Обратились в РОНО, и нам разрешили сломать Овсянниковский рынок, сейчас сад им. Чернышевского. Там были стеллажи, прилавки – всё деревянное. Легко сказать, а где взять силы? Вчетвером на лом ложились. Директор упал с крыши, повредил спину, но работу не оставил. Так вместе всё разломали, и этих дров хватило».

Всего в блокадном городе Надежда Строгонова вместе с другими учителями выходила 625 детей. Затем их, уже окрепших, отправляли по Дороге жизни в эвакуацию в безопасные регионы. 26 августа они проводили последнюю группу, а когда вернулись, ждал новый приказ: 1 сентября открыть школу. На всё – четыре дня.

«Что делать? Работали сутками, убирали, приводили здание в порядок. Книгами, учебными материалами с нами поделились действующие школы. Успели! 1 сентября в 9 утра прозвенел звонок, висело расписание, педагогический персонал был готов. Во всех десяти классах 161-й школы начались занятия».

К слову, до конца жизни она будет выступать в школах, рассказывая молодому поколению о подвигах учителей и читая проникновенные стихи.

Работа под бомбами и мечта о том, чтобы помнили

На первом же уроке тренировались, как вести себя во время тревоги. Умение за три минуты после её начала спуститься в бомбоубежище очень пригодилось в страшный день – 11 апреля 1943 года. Надежда Васильевна говорила, что никогда его не забудет. Тогда во время жёсткого артобстрела один из снарядов попал в школу. Здание раскололось пополам, всё вокруг превратилось в кровавое месиво. Детей успели увести, но пять педагогов погибли. Сама Надежда Васильевна получила контузию, повредила слух, но, едва подлечившись, снова пошла работать.

Затем она перешла в другую школу, где работала до пенсии. После войны она вышла замуж за того самого директора – Александра Фёдоровича, но война подорвала его здоровье. В 1947-м, проведя два урока математики, он упал в прямо кабинете и умер от сердечного приступа. Надежда в 27 лет осталась одна с четырёхмесячным сыном на руках. Замуж она так больше не вышла.

Долгие годы её мечтой было, что бы на построенном вместо уничтоженной фашистами школы доме была мемориальная табличка с фамилиями погибших. А в городе на Неве увековечили память всех учителей, которые ценой своей жизни оберегали своих подопечных.

Об этом заслуженный педагог рассказала губернатору Александру Беглову, который приехал поздравить её со 100-летием. Губернатор поддержал идею, и в 2020 году была установлена мемориальная доска, а 27 января 2022 года в Соляном переулке торжественно открыли скульптурную композицию «Блокадному учителю».

Надежда Строгонова до самого конца оставалась активным человеком. По мере сил она делала гимнастику, решала кроссворды, интересовалась ЕГЭ и новинками образования.

Ей писали ученики со всей страны. В мае прошлого года Надежда Васильевна была удостоена звания Почётный гражданин Санкт-Петербурга.

В Мариинский дворец она приехала лично и выступила перед депутатами. Зал встал, и собравшиеся долго аплодировали старейшей учительнице Северной столицы. Надежда Васильевна стала первым Почётным гражданином Петербурга, получившим звание после 100 лет.

Фото: Teelegram-канал «Строгонова Надежда Васильевна».

Она считала, что полученная ею награда – всем работавшим в блокаду учителям.

«Они шли на работу, не думая о невзгодах, голоде, обстрелах. Думали только о том, как выполнить свой профессиональный долг. И мы справились. Помогали в госпиталях, дежурили на крышах во время бомбёжек – дети шли с нами. Никто не сомневался в нашей победе. И вы теперь видите, какую достойную смену воспитали ленинградские педагоги», – говорила она.

10 июля – на 104-м году жизни – Надежды Васильевны не стало.

Соболезнования её родным и близким выразили губернатор Александр Беглов, спикер городского парламента Александр Бельский и другие видные петербуржцы.

«Наш город понёс тяжелую утрату. <…> Надежда Васильевна стала легендой ещё при жизни. Невзирая на возраст, она до самых последних дней участвовала в жизни города. Ленинградка, блокадная учительница. Человек не только сильный и яркий, но и бесконечно добрый. Надежда Васильевна стала примером лучшего, что есть в наших учителях», – сказал Александр Беглов.

«Интеллигентная, мудрая, чуткая женщина – каждая встреча с ней дарила множество светлых эмоций, врезалась в память. Выражаю искренние соболезнования родным и близким, ученикам и коллегам Надежды Строгоновой. Её имя навсегда вписано в историю города. Северная столица скорбит», – заключил Александр Бельский.

Фото: Комитет по образованию Санкт-Петербурга
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5


Самое интересное в регионах