Примерное время чтения: 7 минут
307

Пулям не кланялись. Как потомки Пушкина защищали Лениград

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. Аргументы и факты - Петербург 01/11/2023
«Групповой портрет потомков А. С. Пушкина — участников Великой Отечественной войны» (1957), фрагмент. На нём – рядовой, краснофлотец, сержант, два лейтенанта и один старший лейтенант.
«Групповой портрет потомков А. С. Пушкина — участников Великой Отечественной войны» (1957), фрагмент. На нём – рядовой, краснофлотец, сержант, два лейтенанта и один старший лейтенант. / Владимир Переяславц / Из личного архива

Во время блокады Ленинграда от голода и лишений умерли немало поэтов, писателей, художников, отказавшихся эвакуироваться.

Петербургский писатель Виктор Кокосов на протяжении многих десятилетий занимается изучением подвигов фронтовиков, блокадников, партизан, подпольщиков, тружеников тыла. Он – автор более десятка книг художественной и художественно-документальной прозы о героическом прошлом нашей страны, героях битвы за Ленинград, самой продолжительной в Великой Отечественной войне.

О том, как творческая интеллигенция защищала город на Неве, Виктор Николаевич рассказал нашему изданию.

Взвод писателей

В первые дни Великой Отечественной войны около 150 литераторов Ленинграда (примерно половина состава городского отделения Союза писателей СССР) ушли на фронт. Из них даже был сформирован «взвод писателей» первого батальона 1-го полка дивизии народного ополчения Дзержинского района. Многие литераторы, не связанные службой в «писательском взводе», также были рядовыми бойцами действующей армии, политруками, военкорами. В общей сложности на фронтах войны пали 27 писателей Ленинграда, 46 погибли в блокадном городе и в эвакуации.

В Ленинграде во время войны работали без перерыва редакции газет «Ленинградская правда» и «Смена». После первой блокадной зимы возобновили работу журналы «Звезда» и «Ленинград». Летом 1942-го в «Звезде» опубликовали большой очерк И. Я. Айзенштока и А. А. Бартэна «Ополченцы», написанный в Сестрорецке осенью 1941 г. по живым впечатлениям от июльских и августовских боёв.

Не считаясь с чинами

Виктор Николаевич отмечает, что в строй защитников Родины встали действительно всем миром, весь народ поднялся против завоевателей: от партийцев до тех, кого тогда считали «врагами народа».

«В боях с гитлеровцами был тяжело ранен и потерял ногу сын последнего эмира Бухарского Шахмурад Олимов, доблестно сражавшийся в рядах Красной армии. Впоследствии он дослужился до генеральского звания и преподавал в Военной академии им. М. В. Фрунзе, – рассказывает писатель. – Праправнучка Николая I – Наталья Андросова – работала водителем грузовика, доставляла на передовую продукты. Представители многих знатных родов, скрывавшиеся под другими фамилиями, брали в руки винтовки».

К примеру, в Ленинградской битве участвовали четверо потомков Александра Сергеевича Пушкина.

«В июле 1941 года вступил в ряды народного ополчения студент Ленинградского университета Александр Сергеевич Данилевский (1911–1969). Праправнук Пушкина и одновременно правнучатый племянник Гоголя, Данилевский попал в артиллерийско-пулемётный батальон Василеостровской дивизии народного ополчения, которая вскоре вступила в бой. Потом Александра Сергеевича назначили санинструктором. И многие раненые были обязаны своей жизнью праправнуку Пушкина, который вынес их с поля боя. Войну он завершил капитаном медицинской службы, кавалером ордена Красной Звезды», – добавляет Кокосов.

Позднее Данилевский стал учёным с мировым именем, в 1955 году возглавил кафедру энтомологии Ленинградского государственного университета.

В 1942 году другой праправнук Пушкина – миномётчик Олег Всеволодович Кологривов (1919–1984) участвовал в операции на Синявинских болотах. Молодой человек ушёл на фронт с третьего курса Московского института прикладного и декоративного искусства. На войне он получил множество ранений, но неизменно возвращался в строй даже после тяжёлых увечий и дошёл до Берлина. После войны Олег Кологривов доучился в институте и работал художником.

«Моряком-зенитчиком, а потом и командиром орудийного расчёта на Краснознамённом Балтийском флоте с 1943-го служил праправнук поэта Борис Борисович Пушкин (1926–2013). Воевал на Балтике и другой праправнук – краснофлотец Александр Иванович Писнячевский (1921–1974), – продолжает Виктор Кокосов. – Участвовали во Второй мировой – правда, вдали от Невской твердыни – и два правнука поэта: выпускник Царскосельского лицея Михаил Павлович Воронцов-Вельяминов (1885–1951) был активным участником французского Сопротивления. В итоге – арест, концлагерь. Другой правнук – лейтенант Григорий Григорьевич Пушкин (1913–1997) воевал разведчиком в составе Первой гвардейской десантной дивизии под Старой Руссой. Участвовал в сражении на Орловско-Курской дуге. Освобождал Харьков, форсировал Днепр. Имел много боевых наград, в том числе – два ордена».

Военная судьба к потомкам Александра Сергеевича отнеслась благосклонно, но всё же один праправнук поэта погиб при выполнении боевого задания. Это был английский капитан Джордж Майкл Александр Уэрнер (1918–1942), правнук его младшей дочери Натальи Александровны.

Завоюю счастье!

В ноябре исполнится 100 лет со дня рождения ленинградского писателя, фронтовика, артиллериста, подполковника в отставке Ильи Миксона. Его историческое повествование о Тане Савичевой «Жила, была», выпущенное в свет в 1991 году Ленинградским отделением издательства «Детская литература», стало последней творческой работой знаменитого детского писателя. Она считается одной из лучших его книг.

«Это одно из немногих произведений о блокаде, которое читается в интернете, обсуждается, копируется и пересылается от читателя к читателю, – отмечает Виктор Кокосов. – Причём без всякого пиара, потому что написано талантливо и правдиво».

Илья Львович Миксон (1923–1991) воевал с первых дней Великой Отечественной. Он окончил ускоренный курс Ленинградского артиллерийского училища, участвовал в боях на Воронежском, Сталинградском и других фронтах, в войне с Японией.

«Сейчас уже не спросишь: как удалось, ведь было запрещено, но молодой офицер вёл дневник, – размышляет Виктор Николаевич. – Вот одна из характерных записей: «02.08.43. Сегодня годовщина фронтового крещения. Через вход в землянку видны качающиеся верхушки сосен, освещённых солнцем, на фоне голубого неба. Плавно проходит ослепительной белизны облачко, светлое и далёкое, как счастье. Но оно хорошо видно, отчётливо и ясно. Да, до того счастья, когда мы сможем любоваться небом в Летнем саду в воскресные дни, нужно ещё долго видеть из землянки хмурое ненастное небо войны. Но чем тернистее путь к счастью, тем больше упорства и решимости преодолеть его. Я никому не уступлю своего места в цепи фронта! Я пройду, я завоюю, заслужу счастье, необъятное и чистое, как это небо с белым нежным облачком».

И он завоевал счастье для себя и своих соотечественников. Честно! Пулям и снарядам не кланялся – был награждён тремя орденами Красной Звезды и четырнадцатью медалями. А потом стал писать честно, как и воевал. Книги о войне и море – исторические повести о героях былых времён: о легендарном матросе Кошке (оборона Севастополя, 1854–1855 гг.), о подвижнике, исследователе Камчатки – Степане Крашенинникове.

Илья Львович трогательно правдиво пишет о работе «красных следопытов», установивших судьбу Тани Савичевой: «Над дневником Тани Савичевой склоняли головы короли и президенты, маршалы и международные лауреаты, туристы и чрезвычайные полномочные послы, а судьба простой и несчастной девочки волновала лишь двоих оставшихся в живых Савичевых. И юных пионеров, «красных следопытов» Щатковского района Горьковской области».

По мнению внучки писателя Лидии Фроловой, повествование об этой девочке писатель-ветеран оставил не случайно и адресовал его именно подросткам.

«Он хотел, чтобы дети росли добрыми. А когда войдут во взрослую жизнь – не допустили бы новых войн, – размышляет об этом писатель Виктор Кокосов. – Жаль, что не все наши современники, видимо, прочитали в юности книги Ильи Миксона».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах