79

Вешние воды: истоки неприятностей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12 21/03/2001

Смена времен года неизменно ведет к природным катаклизмам: летом слишком жарко и сухо (или наоборот), осенью слишком ветрено, зимой слишком снежно, а весной - слишком много воды от этого снега. Реки выходят из берегов и изводят местных жителей, которых нужно спасать вместе с их скарбом и живностью.

Относительно хорошо Ленинградской области. Реки у нас либо "зарегулированные" - со стабильным стоком, либо некрупные. Нева - это вообще "слив", а не река: по ней Ладога сливает лишнюю воду в Балтику. Поэтому если и будут паводки, то исключительно из-за вставшего дыбом льда на реках (на Луге, например, на Оредеже).

Не зная броду - не суйся в воду

Сердце сжимается от телевизионных репортажей - вон корова плывет по Тисе, вон целая деревня по Амуру сплавляется. На фоне этих страстей совершенно убийственно звучат комментарии к теме половодья из уст профессора Бориса Фалалеевича Снищенко, доктора технических наук, члена-корреспондента РАЕН, заведующего отделом русловых процессов Государственного гидрологического института.

Река состоит из русла и поймы. По руслу течет вода, когда она в норме. Пойма - это речная долина, куда выплескивается избыточная вода. Пойму с обеих сторон окаймляет коренной берег, который никогда не затапливается. Как правило, пойма равнинных рек слишком широка для того, чтобы оставить ее пустовать. Туда вылезают окраины городов (так называемые "заречные" районы), массово появляются дачи, сады, огороды, фермы и прочая, прочая. Земля там плодородная, так что возделывать на ней что-нибудь одно удовольствие.

Но плодородной эта земля стала не сама по себе, а из-за регулярных наводнений, приносящих в пойму ил и другие полезные отложения. Раз в 7-8 лет в Приморье случаются мощные паводки. Раз в 10 лет не слава богу и в Карпатах. Затапливает Америку, Китай, Францию. Все страны, имеющие крупные реки, страдают от половодий. Но по-разному к ним относятся.

Гидрологи настаивают: река просто обязана разливаться, она так устроена. Если, скажем, разливается Обь, то хоть ты тресни, она будет и впредь выплескиваться из русла в пойму. Таковы законы природы, и выход один: не возводить жилья и других строений в местах, заведомо подверженных затоплению. Использовать пойму исключительно по назначению: огороды, сенокосы, в общем, то, что живет один сезон и, в случае чего, не будет так мучительно жалко.

Течет вода Кубань-реки, куда велят большевики

А жалко бывает многого. Некоторые умудряются страховку получить - и продолжают жить в опасном месте до следующей ЧС. В Штатах, между прочим, давно отказались страховать сооружения, расположенные в затапливаемой пойме, а ранее созданные постройки переносят в безопасное место за счет государства. Те же бестолковые граждане, которые упорно продолжают строиться в опасной зоне, страховки не имеют вовсе - их, конечно, спасут, но они останутся нищими.

А наше Приморье чуть ли не гордится своей "паводкоопасностью", получая из бюджета деньги с завидной регулярностью. Вместо того чтобы отселить людей в безопасное место, убрать из зоны затопления промышленные объекты, власти Приморья каждый год сообщают о гидрологической исключительности своего региона и требуют денег на ликвидацию последствий того, что неизбежно будет. Знаете почему, скажем, в XIX веке никто не трубил о чудовищных наводнениях в Приморье? Местным жителям в страшном сне не привиделось бы ставить селения в пойме непредсказуемых рек. Наводнения случались, но жертв было минимум.

Но человек упрям. Борису Фалалеевичу рассказывали про одного деятеля, который запроектировал усадьбу посреди реки Кубань, на песчаном острове. А остров этот, как правило, за половодье может или вовсе размыться, или сместиться на сотни метров вниз по течению. Когда деятелю объяснили абсурдность намерений, он не сдался, а стал выяснять, нельзя ли изменить русло.

Амурские волны

Русло изменить можно, но станет ли от этого меньше наводнений? Зато смена русла может решить некоторые земельно-пограничные проблемы. Многие слышали что-то про советско-китайские пограничные дрязги около Хабаровска, которые в конце 60-х годов даже вылились в вооруженный конфликт. Но мало кто знает подробно, в чем там было дело.

Поскольку по международным правилам речная граница проходит по оси судового хода, китайцы решили, что если засыпать часть рукава Амура выше впадения Уссури, то суда поневоле будут ходить по другому рукаву, огибая остров и подходя к Хабаровску. А сам остров, превращенный в полуоостров, можно забрать себе. Сказано - сделано. Лет сорок трудились китайцы - и засыпали рукав. Работа не очень трудная для народа, построившего Великую китайскую стену.

Россия оказалась перед неприятным фактом: перед носом у Хабаровска возникла граница со всеми вытекающими последствиями. Дальше - больше. Амур имеет тенденцию брать влево и подмывать берег, так что сам Хабаровск тоже рискует оказаться на острове. Если следовать китайской логике, то нужно быстро переместить судовой ход в новую протоку и спокойно заселять Хабаровск. Так что кроме наводнений дальневосточные реки еще могут давать и повод для межгосударственных конфликтов.

Наводнения рядом с избушкой Ильича

Отдел русловых процессов, специалисты которого знают назубок все подобные проблемы, находится аж в двух местах одновременно: в здании института на 2-й линии Васильевского острова и в поселке Ильичево на берегу Большого Симагинского озера, которое гидрологи предпочитают называть Красавицей.

Поселок этот известен тем, что здесь в симпатичной финской избе проживал вождь мирового пролетариата. Но совсем недалеко от этой избы стоит действительно беспрецедентное сооружение - огромный ангар, внутри которого размещена лаборатория русловых процессов.

По ангару текут реки, омывая острова, работают плотины, устраиваются наводнения и пр. - более 120 моделей рек было здесь сооружено за 40 лет существования лаборатории. Правда, сейчас жизнь едва теплится на бетонных берегах - заказы отдел получает только от нефтяников. А когда-то вся страна с уважением смотрела на русловиков, понимала важность их работы.

Ведь наводнение - это не только сумасшедшая вода, сметающая все на своем пути. Это и катастрофические размывы почв, в результате чего рушатся мосты, лопаются нефтепроводы, падают в воду целые улицы. Если река имеет тенденцию к подмыванию того или иного берега, то надо сто раз подумать, прежде чем строить на берегу что-нибудь опасное. Вот, например, на Волге проходил газопровод КТК - по дну. Лежала себе труба спокойно до тех пор, пока из-под нее наводнением не вымыло песок. Тогда стала труба болтаться, искрить, внутри взорвался газ - и полыхал страшный факел над Волгой, пока не перекрыли газ.

А надо было провести трубу под дном, на глубине метров 50. Как это и сделали потом. Как это делают на Неве неподалеку от Ладоги - знаменитая и многими обруганная нить БТС. Дело русловиков - дать заключение: с какой скоростью и куда пойдет нефть, если она, не дай бог, выплеснется из разорванной трубы. Построили модель, сыпали в воду краску "серебрянку", капали нефть - и смотрели, как она себя ведет. По крайней мере, за эту работу нынче единственной в стране лаборатории деньги платят.

На фото: Через лабораторию русловых процессов протекло 120 крупных рек страны.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах