143

Сердце надо шить быстро

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37 12/09/2001

Врачи реанимационно-хирургических бригад "скорой" стараются больных с тяжелыми травмами отвезти либо на отделение военно-полевой хирургии ВМА, либо в Институт скорой помощи им. И. И. Джанелидзе. Здесь у пострадавших наибольшие шансы выжить. Чтобы посмотреть, как работают врачи единственного в России противошокового отделения, организованного в Институте скорой помощи, мы напросились на дежурство к его заведующему Валерию Карташкину.

Травматическая эпидемия

Формально отделение еще только организуется, но на деле работает уже давно. По сути это обычная операционная, где пациентов с тяжелыми травмами оперируют обычные хирурги. Хотя можно ли назвать обычной операционную, где круглосуточно вытаскивают с того света, казалось бы, безнадежных больных?

- Падения с высоты, ДТП, ножевые ранения, огнестрелы, множественные побои - все это наши пациенты, - рассказывает Валерий Карташкин. - О каждом таком случае "скорая" сообщает нам заранее, чтобы мы успели подготовиться. Пострадавшего из "скорой" перекладывают на специальный щит и, минуя приемный покой, прямиком на операционный стол. Здесь мы одновременно проводим диагностику и уже сразу оказываем необходимую помощь. Лечим, пока больной не восстановит гемодинамику, дыхание, то есть не выйдет из шока. В среднем это 3-5 часов, потом переводим в реанимацию.

Количество тяжелых травм нарастает с каждым годом. Во-первых, на дорогах все больше машин. Во-вторых, сейчас начинает подниматься производство, а былых навыков техники безопасности нет, поэтому огромное число производственных травм. Наконец, криминализация общества. Лет пятнадцать назад ножевое ранение было редкостью, сейчас редкое дежурство обходится без этого.

В прошлом году через нас прошло 1079 пострадавших. Давно назрела необходимость реорганизовать нас в специальное противошоковое отделение. Мешают бюрократические формальности. В номенклатуре министерства таких отделений нет. И мы даже не можем формально объединить необходимых специалистов. Например, анестезиологи, если будут числиться у нас, значительно потеряют в зарплате.

Дырка в груди

К девяти вечера в противошоковом зале прооперировали двух пострадавших. Оба попали в ДТП. Водителя легковушки спасатели вырезали из раскуроченной машины, но отделался он легко: несколько ушибов и перелом бедра. До утра он пролежит в реанимации, потом его переведут на отделение. Через две-три недели, если не будет осложнений, выпишут.

- Сегодня на удивление спокойно, - комментирует Валерий Карташкин. - А бывает оперируем сразу на четырех столах.

Пока на отделении затишье, Валерий Леонидович показывает нам архив. Особо интересные случаи обязательно фотографируются. Материалы потом используются для научной работы и обучения студентов.

- Вот, смотрите, - доктор показывает очередную фотографию, - мужичок взорвал у себя на груди электродетонатор. Попытка суицида. В груди дырка 15 на 20 сантиметров, двух ребер нет, размозжено легкое, видно сердце. Ничего, откачали. Зашить такую рану невозможно, поэтому наложили направляющие швы. Постепенно все заросло. Пока заживало, сквозь дырочку можно было видеть, как бьется сердце:

- Ранения сердца - самые тяжелые?

- Сердце, главное, шить быстро. У нас был случай, мужчину пырнули ножом недалеко от института. Он сам добежал до нас метров двести. Положили на стол, стали оперировать, оказалось, ранение сердца. Выжил. Человек - вообще существо живучее. Другой наш пациент после дембеля на пьянке делал стойку на балконе 5-го этажа и сверзился на асфальт. Привезли к нам- ничего, никаких повреждений. Спрашиваем, как так умудрился? Так я ж, говорит, десантник, пока летел, цеплялся за все, что только можно. Тут, конечно, есть элемент везения. Были в нашей практике падения с тринадцатиметровой высоты в метростроевскую шахту, когда пациента привозили только со сломанным мизинцем, а другой упадет с высоты собственного роста и приходится собирать его по частям.

Шесть работ доктора Карташкина

Наш разговор прерывает телефонный звонок.

- Я теперь за главного, - говорит Валерий Леонидович, положив трубку. - Дежурный хирург, наш "ночной директор", на операции, надо спуститься в приемное отделение посмотреть больного, подозрение на перитонит.

В случае тяжелых травм летальность в Институте скорой помощи самая низкая не только по городу, но и по всей России. Да и по другим показателям институт немногим уступает ведущим клиникам Германии и Франции. Эти позиции завоеваны недавно. С приходом нового директора Сергея Багненко институт рассчитался с долгами, появилась возможность закупать новое оборудование. Вот только в западных клиниках на каждого больного приходится четыре сотрудника, а в институте этот показатель равен 1,3. Все держится на энтузиазме врачей. Сам Карташкин трудится на шести работах. Шутит, что зарабатывает деньги, отодвигая науку на недосягаемую для себя высоту. Основную зарплату получает как научный сотрудник Клиники сочетанной травмы. По совместительству старший хирург противошокового зала. Кроме того преподает на кафедре хирургии повреждений МАПО. Четвертая работа, хирург частной клиники, дает средства к существованию. Пятая, за идею, выполняет функции заведующего противошоковым отделением, но за это деньги не платят. Шестая - для души. Уже 25 лет Валерий Леонидович - член клуба авторской песни "Меридиан". Когда-то начинал вместе с Александром Розенбаумом, который учился на курс старше его. Иногда дает концерты. Зимой на вечере памяти Бабеля даже заработал тысячу рублей.

- Какой самый памятный случай? - спрашиваю Карташкина, когда он возвращается в кабинет.

- Однажды к нам привезли мужчину. Упал с пятиметровой высоты на кладбищенскую ограду. Четыре штыря прошли насквозь: два - через таз, один - через тазобедренный сустав, один - через мягкие ткани. Спасатели его вырезали, и так с частью ограды он попал на операционный стол. Мы его выходили, а через сутки, уже в реанимации, - тромбоз легочной артерии, и все. Ужасно жалко было. Но тут мы были бессильны.

К полуночи на противошоковом отделении по-прежнему тихо. Прощаясь, спрашиваю, что обычно желают, чтобы ночь прошла спокойно?

- Поменьше работы, - улыбается Валерий Леонидович.

На том и расстались. Наши пожелания сработали. Ночь, как и день, выдалась тихой.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах