40

Подписной скандал

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32 06/08/2003

В минувший вторник определился список тех, кто получит свидетельство кандидата в губернаторы и продолжит избирательную кампанию. На момент подписания этого номера в печать полный список зарегистрированных кандидатов еще не был известен. Однако сама история регистрации напоминала одновременно и фарс, и голливудский триллер.

Страховка в четверть миллиона долларов

Последний день подачи кандидатами подписей или денежных залогов, напомним, был 31 июля. Успели лишь 14 человек. Удивила всех полпред Валентина Матвиенко: сдав подписи 29 июля, в последний день она еще и внесла залог в 7,5 миллиона рублей. Более того, в отличие от депутатов ЗакСа Константина Сухенко и Вадима Войтановского, которые тоже принесли деньги, но одновременно попросили проверить их подписные листы, полпред попросила зарегистрировать ее по залогу. В результате уже 31 июля Валентина Ивановна получила удостоверение кандидата в губернаторы. Странным этот поступок показался потому, что вся кампания Валентины Матвиенко была построена на том, что она опирается на широкие массы поддерживающих ее горожан. Шутка ли, собрано 130 тысяч подписей! Все подписи были тщательно проверены в ее штабе, и в Горизбирком сдали только треть от собранного. Сама кандидат заявляла, что в подлинности подписей уверена на 100 процентов. И вдруг принесла деньги.

Объяснение причины такого поступка тоже кажется странным. Якобы некие "сборщики-оборотни" собирали фальшивые подписи в пользу полпреда, чтобы потом устроить провокацию. Какую? Ведь подкинуть эти "липовые подписи" в Горизбирком невозможно.

Получается, что "оборотни" работали у Валентины Ивановны. Ей на стол легли фальшивки, она, тщательно их проверив, завизировала (два дня полпред ставила автографы, 12 тысяч раз - рука онемела на сутки), а в последний день засомневалась даже в тщательно отобранных ее штабом 40 тысячах голосов. В итоге подписи в поддержку Матвиенко просто сняли с проверки. Все последующие заявления о том, что там небольшой процент брака, уже не носили официального характера. Кандидат предпочел опереться не на электорат, а на рубли. В отличие от большинства остальных соперников:

Ожившие мертвецы и курсантская нежить

Дальше началось что-то невообразимое. По закону, Горизбирком должен проверить не менее 20% подписей каждого кандидата. Если более четверти из них будут признаны недействительными, кандидату откажут в регистрации. Уже в пятницу из Горизбиркома начали поступать сведения о том, что у большинства кандидатов все плохо. Замглавы Горизбиркома Дмитрий Краснянский лично начал выдавать информацию о проблемах с подписными листами. К слову, подобное распространение "инсайдерской" информации вряд ли является по крайней мере этически чистым. Более того, это ведь можно расценить как косвенную агитацию против кандидата.

Первой жертвой пал Александр Габитов. Сначала прошла информация, что у него в подписных листах обнаружены "мертвые души", а чуть позже он снялся с выборов. Дальше наступила очередь лидера "яблочной" фракции в ЗакСе Михаила Амосова. В пятницу Дмитрий Краснянский сообщил, что и у Амосова в подписных листах нашли "мертвую душу". Подписавшийся якобы умер еще 1 декабря 1995 года. Правда, через пару дней "яблочники" привели "покойника-подписанта", который оказался жив и очень недоволен.

Представителю штаба кандидата Амосова также показали копию документа, где сказано, что 35% подписей признаны недействительными. В документе "яблочники" сразу выявили грубые ошибки. Так, в число несуществующих были, например, зачислены отдавшие свои подписи курсанты ВМА, проживающие в общежитии по ул. Боткина, 19/21, адрес которого превратился в д. 19, корп. 21.

Как заявил Михаил Амосов, 35 процентов брака появились в результате некачественной работы избиркома и ГУВД. После того как "яблочники" предъявили свои доказательства, процент снизился до нормативных 19%.

То же случилось и с Анной Марковой, которую в воскресенье объявили чуть ли не выбывшей из гонки. В штаб Марковой в тот же день пришли люди, чьи подписи признали недействительными. С их паспортов были сняты копии для подтверждения их существования. В результате, по данным ГУВД, на субботу недействительными были признаны 2163 подписи, а по протоколу, полученному в понедельник, осталась всего 701 недействительная подпись (9%).

Причина такой некачественной выбраковки объяснима с формальной точки зрения. Избирательная комиссия просто пользуется старой базой данных, которая сохранилась в ГУВД со времен, предшествовавших массовому обмену паспортов. Вполне понятно, что подобный подход уже предполагает ошибки, порой грубые. Например, отдавших свои подписи курсантов, которые по закону прописываются по месту учебы (это известно всем), признали несуществующими.

Представителей кандидатов не пустили участвовать в проверке подписей. Хотя по правилам они имеют право присутствовать на всех трех этапах проверки: проверка членами рабочей группы правильности оформления подписных листов; проверка достоверности паспортных данных; графологическая проверка. Вот на последние два этапа, которые проводятся в ГУВД, представители кандидатов допущены не были. У милиции на сей счет не оказалось инструкции.

События последних двух дней вынуждают склониться к мысли, что технические ошибки не случайны. Ведь едва Михаил Амосов сумел "отбить" свои подписи, как тут же в Горизбирком пришло письмо из ГУВД, отзывающее для уточнения представленные милицией сведения, которые уже обработали "яблочники".

С Анной Марковой ситуация вышла и вовсе неприличная. После того как выяснилось, что с ее подписными листами все в порядке, тут же была срочно создана новая рабочая группа для проведения повторной проверки. Было заявлено, что результаты графологической экспертизы по Марковой "потерялись где-то в недрах рабочей группы". После часа работы выяснилось, что в состав рабочей группы забыли включить представителя Анны Марковой и представителя первой рабочей группы, что делало недействительными все результаты второй проверки. После этого рабочая группа была переименована в комиссию по рассмотрению жалобы, которую срочно составило доверенное лицо Валентины Матвиенко. Комиссия эта якобы выявила "нужное" количество брака в подписных листах Анны Марковой.

Как заявила сама кандидат, папки с ее подписными листами при повторной проверке были расшиты:.

Театр абсурда в Мариинском

Уже очевидные попытки "завалить" кандидатов любым путем довели ситуацию до абсурда. Так, в штабе Алексея Тимофеева с удивлением узнали, что у них признаны несуществующими 700 сборщиков подписей. Как заявила пресс-секретарь депутата, подписи за Тимофеева собирало в несколько раз меньше человек, все они живы-здоровы и при документах. Наконец, кандидат от партии Оксаны Дмитриевой "Развитие предпринимательства" Геннадий Василенко снял свою кандидатуру, не дожидаясь окончания проверки. Снялся он, по словам Анны Марковой, после того, как ему представители Горизбиркома сообщили, что у него найдено 24 "покойника", и за это светит уголовное дело. Василенко решил не рисковать, хотя позже выяснили, что "мертвецы" были вполне живыми подписантами.

Скандал выплеснулся за стены Горизбиркома - во второй половине дня перед Мариинским дворцом "мертвые души" кандидатов Анны Марковой и Алексея Тимофеева организовали "похороны избирателя". У входа во дворец появилась импровизированная "военная пирамидка" - могила неизвестного избирателя: дата рождения - прочерк, дата смерти - 5 августа 2003 года.

Объявленные несуществующими сборщики подписей возлагали к могиле цветы, ставили свечи. Они демонстрировали копии своих паспортов, уверяя представителей Горизбиркома в своем существовании. Присутствовавшие кандидаты открыто критиковали Горизбирком. Похороны, правда, нарушили местные стражи порядка, которые унесли надгробие в Мариинский дворец, где в это время избирком решал судьбу кандидатов.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах