69

Милосердие от государства

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32 06/08/2003

"Самое мерзкое в старости - зависеть от других", - говорила одна мудрая 90-летняя женщина. Хорошо, если рядом любящие родственники. А если нет, только и остается надеяться на помощь государства.

Есть такая благородная, нужная, но не слишком престижная и очень мало оплачиваемая профессия - социальный работник. Для беспомощного старика это свет в окошке. В Центре социального обслуживания населения Московского района, к примеру, 470 социальных работников. На их обслуживании около 3 тысяч стариков, которые уже не в силах выйти из дома.

Жалко их

Бабушка плохо видит, плохо слышит. Она знает, что медсестра придет сегодня, но не знает, когда. Но как только та подходит к дверям квартиры, старушка открывает дверь. Она внутренним слухом слышит ее шаги.

- Сколько работаю, такие случаи поражают, - говорит медсестра Марианна Наумовна Шкварникова.

Медсестры ходят к самым тяжелым - после инсульта, с переломами шейки бедра, с онкологией в последней стадии и т.д. Тем, кто обслуживается не обычными социальными, а медико-социальными отделениями. Клиенту социального отделения помогают лишь в контактах с внешним миром: покупают продукты, лекарства, платят за квартиру, оформляют льготы, компенсации и т.д. На медико-социальном услуг больше: медсестра сделает укол или компресс, если нужно, обработает пролежни, социальный работник подметет квартиру и сварит кашу. В Московском районе такое обслуживание получают 360 человек. Этого явно недостаточно: на медико-социальные отделения очередь.

- Все хотят, чтобы мы им готовили, хотя по инструкции мы можем сварить кашу, пельмени. Но они желают домашний супчик, оладьи-блинчики. Они так грустно на тебя смотрят, что ты сдаешься. Жалко их, - говорит социальный работник Татьяна Иванова.

А еще им хочется, чтобы им стирали и делали генеральную уборку, что тоже не входит в обязанности соцработника. И это не прихоть стариков. По мнению заместителя директора Центра социального обслуживания населения Ирины Герасимовой, хорошо бы, чтоб при муниципальных образованиях существовали специальные прачечные, парикмахерские, чтоб было организовано мытье окон в сезон и т.д.

На Западе придумана масса полезных вещей, чтобы облегчить уход за тяжелобольными. У нас о них остается лишь мечтать. Вымыть лежачего без специальных приспособлений - целая эпопея. Чтобы поднять, протащить от кровати до ванны, опустить туда, потом рывком вынуть 70, а то и 100 кг живого веса, надо быть силачом. Хрупкая медсестра после очередного такого "подвига" долго мучилась радикулитом.

Они просто брошенные...

Одна старушка время от времени пыталась покончить с собой. Глотала лекарства, вызывала "скорую", ее откачивали. Бабушка возвращалась домой, звонила знакомым, рассказывала, как чуть было не отправилась на тот свет. Те ужасались и ахали. Потом она подавала заявление на материальную помощь, покупала лекарства, и через некоторое время снова пыталась отравиться. Умирать не собиралась, просто хотела обратить на себя внимание. Одиночество замучило:

- Переделать стариков невозможно, надо постараться их понять, - считает социальный работник Алла Калугина. - Когда поймешь, все легко. У каждого свой "конек": один любит читать, другая увлекается рукоделием или цветоводством. Поговоришь с ними на любимую тему, они и рады. Важно постараться решить их главную проблему. Она тоже у каждого своя. Например, бабушка плохо видит и боится ходить по лестнице. Я прошла с ней, убедила, что она это может, и ей стало спокойнее. Пожилой человек может поругаться с дочкой или внучкой, и они исчезнут на полгода. А социальный работник придет обязательно. Поэтому наша работа дает людям уверенность в завтрашнем дне, даже смысл жизни.

Алла была в прошлом году признана лучшим социальным работником города и получила премию "Золотой пеликан". Ее подопечные очень гордятся тем, что их обслуживает такая важная персона.

Бывают вредные старики, которых социальные работники передают друг другу, как переходящий вымпел. Одна, например, - немного не в себе - считала, что у нее ворует пищу обезьяна. Потом с подозрением смотрела на социального работника, - вроде как он эта самая вороватая обезьяна и есть. А бывает, бабушка спросит о семье, о детях, самочувствии. Люди разные.

Проклятый квартирный вопрос

У 90-летней старушки вдруг объявилась племянница. Приехала, обласкала, обещала ухаживать, - только пусть завещает ей квартиру. Обрадованная бабушка согласилась. Племянница обыскала в доме тети шкафы, забрала все ценное, включая документы, и исчезла. Позвонила на почту, чтобы старой женщине не носили пенсию - мол, слепая она, расписаться не может. Оставшись без документов и без денег, старушка принялась звонить социальному работнику. Та целый месяц кормила бабушку за свой счет, пока в спешном порядке восстанавливали паспорт. Племянница время от времени позванивала. Грозилась, что, если тетушка изменит завещание, то сдохнет от голода на помойке.

Практически все квартиры завещаны. Если старушка пригрозит, что изменит свою волю, исчезнувшие было родственники появляются в момент. Многие пожилые люди оставили бы жилье государству за материальную помощь и уход, но такой системы нет. И старики оказываются во власти сладкоголосых представителей всевозможных фирм, обещающих им златые горы. Когда посулы оказываются фикцией, жалуются социальным работникам. А те что могут?

Обмен паспортов - еще один источник стресса для стариков. Вроде все организовано неплохо: социальный работник приглашает на дом фотографа, относит документы в паспортный стол. А вот ждать нового паспорта порой приходится долго. Ведь его должен привезти пенсионеру сотрудник паспортно-визовой службы, а там то машин не хватает, то людей. Пожилой человек нервничает, в голову лезут всякие нехорошие мысли. Вдруг кто-то воспользуется его паспортом и продаст квартиру. Да не кто-то, а тот же социальный работник. Вроде она добрая, милая, а кто знает, что у нее на уме. Та приходит в очередной раз, а старушка смотрит недоверчиво, и в конце концов выплескивает на ее голову свои подозрения и страхи.

Служба спасения

Старушка пошла открывать дверь социальному работнику и упала. Встать не может - ей плохо. Дверь ломать не разрешает. Кричит из-за двери, чтобы кто-нибудь залез в форточку - она живет на высоком первом этаже. Пришлось бегать по дому, просить о помощи. В конце концов нашли худенького парня, тот влез в квартиру и открыл дверь.

На памяти социальных работников - масса подобных случаев. Приходится вызывать пожарных, МЧС, не говоря уже о "скорой".

- Мы - служба спасения, - говорит социальный работник Виктория Микульская, - только без транспорта и технических средств. Звонишь в квартиру и не знаешь, что тебя ждет за дверью.

В отличие от сотрудника МЧС, в руках у социального работника - лишь тяжелая сумка с продуктами, которую часто приходится тащить на пятый этаж без лифта. Передвигается он пешком или на общественном транспорте. Причем только наземном - проезд на метро почему-то не оплачивается, хотя по федеральному закону ему положена единая карточка. Маршрутки недоступны, ведь средняя зарплата социального работника 1800 рублей "грязными". За эти "мощные" деньги он должен 2 раза в неделю посетить каждого из 8 своих подопечных, и еще немереное количество раз побывать в магазинах, аптеках, поликлинике, собесе, паспортном столе и т.д. А в инстанциях - очереди. Конечно, соцработник может пройти по удостоверению, но поди-ка объясни это, к примеру, толпе разъяренных пенсионеров в "Петроэлектросбыте". Грудью встанут, а не пропустят. А еще - груз чужих проблем, который несешь домой. И вечерние телефонные звонки стариков, от которых мужья просто звереют. Работают в основном молодые пенсионерки и женщины с детьми или больными родственниками - им нужен свободный график. Текучесть кадров огромная, особенно среди медсестер.

- Нам нечем людей заинтересовать, - говорит директор Центра социального обслуживания населения Московского района Любовь Брагина. - Зарплата низкая, отпуск маленький, льготных путевок нет, психологической разгрузки тоже.

Недавно приезжали коллеги из Дании, ходили вместе с нашими "по старушкам". Сказали, что если бы их заставили работать в таких условиях, они тут же пошли бы жаловаться в комитет по защите здоровья трудящихся.

Минуй нас, конечно, это испытание - одинокая старость. А если не минует?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах