55

Ничье старичье

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31 03/08/2005

Довелось мне недавно побывать в отделении Пенсионного фонда Калининского района на Кондратьевском, 24 (бывшем собесе). С этим заведением, откровенно говоря, столкнулся впервые: Мама попросила меня отнести туда заявление о перерасчете пенсии.

На первый-второй рассчитайсь!

У собеса сразу увидел хвост огромной очереди. Душа, как говорится, ушла в пятки, но я осмелился-таки спросить: кто последний? В ответ увидел недоуменные взгляды, и какой-то старичок с удивлением спросил меня:

- Вы что, отказник?

Я в свою очередь уточнил:

- Какой отказник?

- Ну, от соцпакета хотите отказаться?

Я, наконец, понял, что подразумевалось под этим словом, и сказал:

- Нет. Мне бы к инспектору попасть.

- А-а-а! Так это там, во дворе:

Во дворе я увидел длиннющую очередь, которая спирально закручивалась в пространстве, ограниченном металлическим забором. Я с трудом нашел конец этого диковинного ящера и тут же спросил впереди стоящих:

- А сколько времени тут стоять придется?

- Ах, сынок, может, еще и не попадешь сегодня. Сейчас они обедают: Посчастливится - до конца дня пройдешь.

- Но мне только заявление отдать! Никаких документов оформлять не буду.

Толпа вокруг загудела:

- Всем заявление или справку отдать, и все стоят.

За полчаса очередь не сдвинулась ни на йоту, и я решил подойти к входу уважаемого учреждения. У дверей стоял строгий охранник.

- Мне бы только заявление отдать, больше ничего. Может, пропустите?

- Заявление не заявление, а все должны стоять в очереди! - ответствовал он невозмутимо.

Стоявшие у входа тут же стали меня увещевать:

- Ишь, какой выискался, без очереди хочет! Посмотри: одни старики и старухи стоят, многие на костылях и с палками, и то не лезут без очереди. А ты - молодой - не можешь постоять!

Мне стало совестно, и я вновь поплелся в конец.

Старикам приходится доказывать очевидное

В очереди я наслушался всяких разговоров. После вступления в силу небезызвестного 122-го закона большинство пенсионеров оказались попросту обездоленными. У многих, получивших пособие, по каким-то причинам уменьшилась пенсия, другим положенное пособие до сих пор не выплачивают; а некоторым пособие дают, зато пенсию - нет. В такой ситуации оказалась женщина, которая стояла впереди меня. В начале года данные о ней просто "исчезли" из собесовского компьютера, поэтому она оказалась вынуждена доказывать свое право на получение пенсии. К счастью, эта женщина еще работает и живет за счет своего заработка. Но вот если бы она сидела только на пенсии, которую с января месяца ей просто перестали выплачивать:

Старушка в старомодной фетровой шляпке, опираясь на две палки, рассказала о том, что у нее умер муж - участник и инвалид ВОВ, и она решила переоформить пенсию как вдова. Собрав кучу справок, женщина получила заключение, что она - "не жена", так как у нее нет свидетельства о браке. Да, действительно, свидетельство было утрачено, и ей пришлось обивать массу порогов, чтобы доказать, что она - "жена". Сейчас, потрясая кучей бумажек, она с воодушевлением говорила:

- Пусть попробуют теперь сказать, что я - не жена!

Получить справку и отдать здоровье

Три часа стояния во дворе под дождем вызвало онемение даже моих молодых ног, и я, наблюдая за стариками, дивился: как же они выдерживают это стойловое состояние столько времени? Наконец мы приблизились к входной двери. Охранник пропустил очередную кучку людей. И, поднявшись на второй этаж, я оказался в лабиринте узких, заполненных до отказа коридоров.

На стене висел указатель адресов и номера обслуживающих кабинетов. "Мой" кабинет находился в самом конце, и я с трудом протиснулся сквозь толпу. Здесь пришлось опять занять очередь, я оказался семнадцатым. Посадочные места были заняты, и я пристроился у двери с грозной табличкой "Вход воспрещен". Туда то и дело шныряли молодые девицы, сотрудницы заведения, и сизый дым сигарет обдавал меня каждый раз при открытии этой двери.

За два часа, проведенные уже внутри, в этой душегубке, я невольно вспомнил, что после отмены льгот в одном из таких "собесов" у отца моей знакомой случился сердечный приступ: пожилой мужчина просто не выдержал многочасового стояния. На "скорой" его отвезли в больницу, где он скончался. Такое, конечно же, случается не каждый день, но запах валокордина и обмороки в очереди - обычное дело.

Первая волна монетизации позади. Впереди - реформа здравоохранения. Зато пенсии с 1 августа повышены - в среднем на 200 рублей, гордо сообщают телеканалы. Значит, опять не избежать путаницы и недоразумений. То ли еще будет:

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах