220

Оставшись одна, Таня Савичева пришла к соседям

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7 18/02/2004

После публикации материала "Савичевы умерли не все" (N 4 от 28.01.04) в редакции раздался звонок.

- Моя мама, Вера Афанасьевна Николаенко, хоронила мать Тани Савичевой, - сказал наш читатель.

"Мама 13 мая 7.30 утра 1942. Савичевы умерли. Умерли все. Осталась одна Таня" - последние трагические записи в Танином дневнике. Что стало с девочкой сразу после того, как она осталась одна в большой пустой квартире рядом с телом только что умершей матери? Мы связались с Верой Афанасьевной и узнали, что самый первый страшный день после смерти мамы Таня провела у соседей, в семье Николаенко.

Таня постучала к нам утром

Николаенко жили этажом ниже Савичевых. Таня была на год младше Веры. Девочки общались по-соседски. Бегали вместе собирать желуди в Академический сад, бывали друг у друга в гостях. Танина мама, Мария Игнатьевна, научила Веру красиво штопать чулки. На Новый год Савичевы ставили елку, и Вера приходила на нее смотреть.

В самую тяжелую блокадную пору Вера с Таней не виделись. Вера почти не выходила из дома и не знала, что происходит у соседей. Но однажды Таня пришла к ним сама.

- Таня постучала к нам утром, - рассказывает Вера Афанасьевна. - Сказала, что только что умерла ее мама, и она осталась совсем одна. Просила помочь отвезти тело. Она плакала и выглядела совсем больной.

К счастью, в этот день дома оказался мой отец, Афанасий Семенович Николаенко. Он был ранен на фронте, лечился в госпитале в Ленинграде и часто приходил домой. Благодаря ему мы и выжили, он подкармливал нас из своего пайка. Моя мама Агриппина Михайловна зашила тело Таниной мамы в серое одеяло с полоской. Отец пошел в детский сад, что находился рядом, и попросил там двухколесную тележку. На этой тележке мы с ним вдвоем повезли тело через весь Васильевский остров за реку Смоленку. Таня пойти с нами не могла - была совсем слаба. Помню, тележка на брусчатке подпрыгивала, особенно когда шли по Малому проспекту. Завернутое в одеяло тело клонилось набок, и я его поддерживала. За мостом через Смоленку находился огромный ангар. Туда свозили трупы со всего Васильевского острова. Мы занесли туда тело и оставили. Помню, там была гора трупов. Когда туда вошли, раздался жуткий стон. Это из горла кого-то из мертвых выходил воздух... Мне стало очень страшно.

Трупы из этого ангара хоронили в братских могилах на Смоленском кладбище. Так что Танина мама лежит там.

Таня пробыла у нас этот день и осталась на ночь. Сказала, что пойдет жить к тете. Вечером пришел мой отец, принес немного селедки. Мы сели ужинать. Таня съела кусочек и сказала:

- Ой, я вся просолонилась.

Когда мы ложились спать, она показала матерчатый мешочек, висевший на веревке у нее на шее. Объяснила, что там драгоценности, оставшиеся от отца. Она собиралась менять их на хлеб. На следующее утро Таня ушла. Больше я ее никогда не видела.

Пискаревское или Смоленское?

Вера Афанасьевна и Танина сестра Нина Николаевна после звонка в редакцию встретились. Они вместе поехали на место, где стоял тот ангар. Рядом - братские могилы блокадной поры.

- Я видела этот ангар, когда хоронили старшую сестру Женю, - вспоминает Нина Николаевна. - Она умерла первой из нашей семьи. Это было в самом конце 1941 года. ("Женя умерла 28 дек. в 12 час. утра 1941 г." - записано в Танином дневнике). Мы все вместе ездили на грузовике на остров Голодай ее хоронить. Таня тоже была с нами. Помню, мама тогда сказала: "Женечка, мы тебя хороним, а кто нас будет хоронить?"

Нина Николаевна считала, что ее мама, как все умершие в блокаду родные, кроме старшей сестры Жени, похоронена на Пискаревском кладбище. Сотрудники музея даже сообщили ей номера братских могил, где они лежат. Но Вера Афанасьевна не сомневается, что мертвых из того ангара хоронили на Смоленском кладбище. Кто же прав?

- Мать Тани Савичевой похоронена на Смоленском кладбище, - сообщили нам в архиве Пискаревского кладбища. - В электронной Книге памяти значится: "Савичева Мария Михайловна, проживавшая на 2-й линии, 13. Василеостровский ЗАГС, Смоленское кладбище, Василеостровский район". Отчество записано неправильно, "Михайловна" вместо "Игнатьевна", но адрес совпадает. Нине Николаевне сообщили неверные данные. Что касается номеров братских могил, то их определяют только по датам смерти. В свое время было принято считать, что все умершие в блокаду лежат на Пискаревском кладбище. На самом деле это не так. Вообще, надо понимать, что сведения о захоронениях того времени очень приблизительны. В данном случае место известно. Но так бывает далеко не всегда.

На Смоленском кладбище Нина Николаевна бывает нередко: ведь там похоронен ее отец, Николай Родионович Савичев. Лишь через много лет, после публикации в "АиФ-Петербург", она узнала, что мама тоже лежит совсем близко, в братской могиле, в пятнадцати минутах ходьбы...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах