aif.ru counter
40

Каждому дворцу - по Абрамовичу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18 05/05/2004

Смольный убежден, что продавать памятники архитектуры нужно и можно и что только частный капитал спасет их от разрушения. "Хороший собственник отреставрирует, как надо", - утверждают чиновники и приводят в пример особняк на Английской набережной, 6. Доводя его до ума, Роман Абрамович выполнил абсолютно все пожелания городских властей.

Первая ласточка с Чукотки

После того как губернатор Валентина Матвиенко в середине апреля призвала "ускорить переход к продаже памятников культурного наследия", Петербург не переставал гадать - какие дворцы будут приватизированы первыми. Сперва назывались усадьба Знаменка, дворец князя Кочубея, Фонтанный дом с музеем Анны Ахматовой и Шуваловский дворец. Затем, с подачи одного из телеканалов, все заговорили про особняк барона Штиглица - дескать, Матвиенко подарит его "Лукойлу". После визита губернатора в Ораниенбаум все решили, что начнется все оттуда.

А первая ласточка прилетела с Чукотки. Если и были у питерских властей сомнения, стоит ли связываться с "новыми русскими", то рассеял их владелец лондонского "Челси" Роман Абрамович. В здании, выкупленном под официальное представительство Чукотки в Петербурге, гвоздя не забили, не спросив предварительно КГИОП - Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. "Опыт оказался очень удачным, - восхищается теперь глава КГИОПа Вера Дементьева. - На нем мы опробовали и новый вид отношений: отложенное вступление в права собственника". Владельцем в полном смысле слова можно будет стать, только выполнив определенный КГИОПом объем реставрационных и других работ.

Особняк Штиглица - пример другого рода. "Лукойл" занимает его на правах аренды. Все 37 миллионов долларов, которые Вагит Алекперов собирается вбухать туда за полтора ближайших года, будут вычтены из арендной платы. Но позволить себе такие расходы в "чужом" доме могут только очень крупные компании. На все питерские объекты культурного наследия их не хватит.

Тайное стало явным

По словам Веры Дементьевой, приватизация памятников архитектуры идет в городе уже давно. Просто раньше этот процесс от посторонних глаз скрывался, а теперь Валентина Матвиенко сделал его достоянием гласности. Отныне вместо коррумпированных чиновников деньги в идеале должно получать государство (называется цифра 50% от стоимости объекта). Плюс не придется тратить миллиарды долларов на ремонт и реставрацию достопримечательностей за казенный счет.

Власти обещают не устраивать "огульной" приватизации. Речь идет о продаже только тех зданий, которые "функционально не используются и разрушаются". Их список только составляется. Сейчас можно с уверенностью сказать, что в него не попадет точно и что попадет наверняка.

Никогда и ни при каких обстоятельствах частному собственнику не достанутся особо ценные памятники (Эрмитаж, Русский музей, Кунсткамера и т. п.), объекты всемирного наследия (такие как Исаакиевский собор), музеи-заповедники (Петергоф, Павловск, Царское Село, Петропавловская крепость и т. п.), а также памятники археологии (парк Екатерингоф). С другой стороны, еще в 1998 году КГИОП составил список достопримечательностей, требующих инвестиций в первую очередь. В нем значатся дворец великого князя Алексея Александровича на Мойке, особняк Шереметева на Шпалерной, форты и батареи Кронштадта, дача Бенуа и т. д. (всего 26 объектов).

Мечта Валерия Назарова

Задолго до Валентины Матвиенко с идеей приватизировать дворцы выступил Валерий Назаров, вице-губернатор и председатель Комитета по управлению госимуществом в администрации Владимира Яковлева. Еще 24 января 2003 года Назаров, сообщая журналистам о снятии со 198 объектов статуса "памятник архитектуры федерального значения", заявил: "Для того чтобы привести в надлежащий порядок петербургские памятники архитектуры, необходимо передать их в управление коммерческим структурам".

Дело в том, что по российским законам памятник федерального значения приватизировать нельзя. Предварительно правительство РФ должно присвоить ему более низкий статус - "памятник, имеющий ценность для субъекта Федерации. Питерский КУГИ занимался этой проблемой давно (что подтверждает и дата составления "бедственного" списка). Сегодня уже как-то забылся тот факт, что федерального статуса в свое время могли лишиться и Константиновский дворец, и здания Сената и Синода, и т. д. И комплекс в Стрельне, и здания вокруг Исаакиевского собора Управление делами президента перехватывало буквально в последний момент. Один из заместителей Владимира Кожина прямо признавался корреспонденту "АиФ-Петербург": "Если бы мы не успели взять Константиновский под свое крыло, он имел все шансы превратиться в увеселительное заведение".

Снять федеральный статус с объекта не так-то просто. А менять законы, пока у власти в Петербурге стояла прежняя администрация и связанная с ней элита, Кремль не хотел. Но теперь в северной столице "какой надо" губернатор. А Назарова новый российский премьер Михаил Фрадков назначил руководителем Федерального агентства по управлению федеральным имуществом. Через месяц после этого назначения лозунг "Каждому дворцу - достойного хозяина", как сказали бы в прежние времена, "встал на повестку дня".

Найти управу на "нового русского"

Губернатор Чукотки, выполнивший предписания КГИОПа, - пример хороший. Но сама Вера Дементьева признает, что собственники, как и арендаторы, бывают хорошие и плохие. В полном объеме круг проблем, связанных с приватизацией, власть себе еще не представляет. Даже призывает журналистов писать побольше на эту тему, чтоб чего не упустить.

Уже ясно, что немало проблем таит в себе реставрация и ремонт. Особенно если посмотреть, как отваливаются куски от зданий и скульптур, "успешно" подготовленных некоторыми фирмами к 300-летию. КГИОПу придется основательно попотеть, чтобы приведением объектов в порядок занимались только добросовестные фирмы - имеющие опыт работы, использующие оговоренные материалы и технологии. Чиновники намерены не допустить так называемого "новодела". Но при нынешних российских законах управлять собственником непросто, а зачастую и невозможно.

В 2002 году Дума приняла закон "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры народов Российской Федерации)". Он и разрешил впервые после Октябрьской революции частное владение дворцами и особняками. Однако разработчики планировали, что Дума одновременно с этим законом примет и поправки в Гражданский кодекс - специальную главу. Потому что если арендатор не делает что ему говорят, с ним можно расторгнуть договор аренды. А собственник может покивать головой, но сделать все по-своему. Причем его на улицу не выгонишь, уголовное дело не заведешь, а штрафы по 200-500 рублей никого не испугают.

Дума поправки в Гражданский кодекс принимать не стала, и наш собственник сегодня - самый свободный собственник в мире. Он раз в десять свободнее, чем владельцы знаменитых замков Луары, почти сплошь находящихся в частных руках. Как привить будущим владельцам великокняжеских особняков сознательность Романа Абрамовича, большой вопрос. Путь один - принимая поправки в законы о приватизации и об объектах культурного наследия, вернуться к корректировке Гражданского кодекса. А иначе все поймут, что разговорами о спасении памятников власть просто прикрывает очередной передел собственности.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах