753

Форносово особого режима

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24 16/06/2004

9 июня Эльхан-оглы Исмаилов, заключенный колонии строгого режима N 3 в Форносово, пытался покончить жизнь самоубийством. Он облил себя с ног до головы растворителем и чиркнул зажигалкой. Персоналу колонии удалось потушить одежду зэка. Исмаилов, получивший ожоги 50 процентов поверхности тела, до сих пор находится в реанимации Межобластной больницы им. Ф.П. Гааза. Данное происшествие стало очередным звеном в цепи "тюремных" скандалов, потрясших в этом году Петербург и Ленинградскую область.

Сложная болезнь

Надо сказать, что 3-я колония вовсе не имеет дурной славы. Скорее, наоборот: многие из питерских заключенных считали бы за удачу попасть туда. Другое дело - "четверка" в том же Форносово... В криминальном мире исправительно-трудовая колония N 4 считается одной из самых страшных, "беспредельных". Говорят, что в этой зоне немилосердно избивают и даже пытают зэков, что избежать побоев можно только откупившись деньгами или вещами. Еще говорят, что такой порядок здесь укоренился при начальнике колонии Владимире Веселове (сейчас он первый заместитель начальника ГУИН по городу и области), что в 2002 году здесь забили до смерти зэка Юрия Корякова, что в декабре 2003 года, не вынеся издевательств и побоев, вскрыл себе живот осужденный Руслан Данченко...

Естественно, ничего из этого официально не подтвердилось. Гуиновцы утверждали, что Коряков умер от болезни ("Сложная болезнь с каким-то сложным названием" - так прокомментировал этот случай Веселов); Данченко, стремившийся перевестись в другую зону, совершил членовредительство и сейчас состоит на учете у психиатра, а колония усиленного режима N 4 - вообще одна из самых благополучных в регионе.

Однако именно эта благополучная колония оказалась в центре грандиозного скандала, вспыхнувшего 24 февраля этого года, когда заключенные почти всех питерских зон и изоляторов отказались принимать пищу.

Три дня из жизни Лехи Иркутского

В беспрецедентной по масштабам акции приняло участие более пяти тысяч человек. Но и здесь официальные комментарии и рассказы участников голодовки разнятся. Руководство ГУИН посчитало голодовку "спланированной извне акцией с целью дестабилизировать обстановку в тюрьмах и подмять под себя власть на зонах". Заключенные же говорили, что целью акции был протест против нечеловеческих условий в "четверке".

Организатором голодовки был назван Леха Иркутский (тридцатилетний "вор в законе" Алексей Гудына). Накануне акции "авторитетный" вор отправил во все 16 учреждений питерского ГУИН "маляву" со следующим содержанием: "С утра 24 февраля 2004 года все арестанты должны отказаться от пищи, выдаваемой администрацией "Крестов" и лагерей. Арестанты, вы обязаны поддержать старших братьев и не остаться в стороне. Все мы лишены свободы, а не права на достойную жизнь. Все это предпринимается против произвола и беспредела сук и ментов "четверки". Желаю золотой свободы. Вор Леха Иркутский".

На следующий день, 25 февраля, в одном из кафе на Невском проспекте с Гудыной встретились два "парламентера от закона" - сотрудник ГУИН и оперативник УБОП. Требования со стороны воровского движения, представителем которого являлся Леха Иркутский, были следующие: прекращение избиений и вымогательств в "четверке", смена руководства колонии, а также отстранение от должности Владимира Веселова. По нашей информации, офицеры согласились с требованиями и даже связались по сотовому телефону с начальником ГУИН Заборовским, который подтвердил, что все эти требования будут выполнены. После переговоров голодовка прекратилась.

А 26 февраля Гудыну... арестовали. Правда, не за организацию голодовки, а за грабеж едва ли не десятилетней давности. Поразительно, но то давнее дело было прекращено по причине "смерти обвиняемого" (говорят, в 2001 году в Питере Гудына инсценировал свою смерть). В связи с "воскрешением" Лехи дело возобновили, и Гудыну, арестованного в Петербурге, этапировали на родину. Впрочем, наши источники утверждают, что Леха Иркутский уже на свободе. Правда, в северную столицу пока не собирается.

"Мне даже приятно..."

Здесь необходимо кое-что пояснить. Внутри ГУИН давно уже говорят о том, что в управлении существуют две группы - "калининградская", возглавляемая Заборовским (экс-начальником УИН Калининграда), и "питерская", к которой относят Веселова. И что якобы между этими группами существуют серьезные разногласия. Поэтому сразу же после голодовки многие соотнесли требования заключенных с конфликтом в недрах ГУИН: естественно, зэки знали об этом противостоянии и, вполне возможно, попытались сыграть на нем. Веселов работает по сей день, а на вопрос об обещании начальника отстранить его от должности он ответил так: "Не думаю, что такое обещание было дано. К тому же назначить или уволить меня может только замминистра юстиции. А то, что этого кто-то очень хотел... Что ж, мне даже приятно, что я не нравлюсь некоторым категориям криминала".

Разные комиссии - разные результаты

Вскоре после голодовки в Форносово наведалась комиссия Генеральной прокуратуры. Результаты проверки комиссии никаких сенсаций не принесли: факты избиений и вымогательств у заключенных не подтвердились. Впрочем, одно уголовное дело все-таки было заведено, причем по статье 163 УК РФ ("вымогательство"), но это было давно и неправда, в том смысле, что вымогали не сотрудники колонии, а зэки у зэков, еще в прошлом году, и обвинение пока никому не предъявлено. Некоторые сотрудники "четверки" понесли дисциплинарные взыскания, но с правами заключенных это, естественно, никоим образом не связано (нарекания ревизоров вызвало ненадлежащее оборудование помещений или что-то в этом роде).

Уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин не согласился с такими, прямо скажем, идиллическими результатами проверок. Более того, сотрудники аппарата омбудсмена провели свое собственное расследование. И выяснили, что в ИТК-4 "налажена система поборов и вымогательств с осужденных и их родственников продуктов питания, ценных вещей и денег". Мать одного из зэков рассказала, что в течение года передала сыну около тридцати тысяч рублей на приобретение стройматериалов и инструментов. Родственники другого заявили, что в ноябре прошлого года передали уже непосредственно стройматериалы на сумму 350 долларов. По мнению проверяющих правозащитников, осужденные, чьи родственники оказали "гуманитарную помощь" колонии, таким образом откупались от штрафного изолятора, в который могли быть отправлены в любой момент по любой причине. А одному из осужденных якобы даже пришлось вскрыть себе вены, чтобы добиться встречи с представителями Лукина.

P.S.

Когда верстался номер, наш источник сообщил корреспонденту "АиФ-Петербург" о том, что Эльхан-оглы Исмаилов 15 июня скончался. В Межобластной больнице им. Ф.П. Гааза эту информацию не подтвердили, но и не опровергли.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах