36

Когда до победы было далеко

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4 26/01/2005

Фашисты никогда не войдут в Ленинград. Эта уверенность поддерживала дух защитников города. Между тем в сентябре 1941 года слухи о возможной сдаче города ходили не только среди паникеров и провокаторов. Вот что рассказывает капитан 1-го ранга Петр Иванович Макеев, служивший в ту пору в штабе Ленинградской военно-морской базы.

- Я прибыл в Ленинград 5 сентября 1941 года из Кронштадта. Был направлен в оперативный отдел штаба Ленинградской военно-морской базы, которой командовал контр-адмирал Пантелеев. В те дни положение в городе было очень тревожное. Ходили слухи о возможной сдаче города. Причем это не было только разговорами. Шла подготовка к подрыву военных объектов - кораблей, судостроительных заводов, мостов. Это надлежало сделать в случае, если придется оставить город.

7 или 8 сентября я лично доставлял письмо с грифом "совершенно секретно" от Пантелеева командиру Научно-исследовательского морского артиллерийского полигона на станции Ржевка. В этом письме было указание начать подготовку оборудования полигона к взрыву. Пантелеев выделил мне машину "эмку", и я поехал. Когда прибыл к командиру Ржевского полигона, тот сказал: "В письме говорится, что никаких телефонных указаний о взрыве не будет. Письменный приказ должен привезти тот же офицер, который привез письмо". Помню, этот полковник посмотрел на меня и с чувством добавил: "Лучше бы ты, дорогой, больше сюда не приезжал!"

Командующему Балтийским флотом Трибуцу было предписано подготовить к взрыву все крупные корабли, чтобы в случае отступления ни одного не досталось немцам. Пантелеев получил соответствующее указание от Трибуца, и офицеры штаба развозили письма, аналогичные тому, что пришлось доставлять мне. Друг от друга мы и узнавали, что идет такая подготовка.

Мой товарищ, капитан 3-го ранга Николай Николаевич Ротинов, отвозил на крейсер "Петропавловск", стоявший в Угольной гавани, глубинные бомбы. Этими бомбами, предназначенными для уничтожения подводных лодок, надлежало взорвать корабль, когда поступит соответствующее указание. Ротинов рассказывал, как его встретили на "Петропавловске": "Меня ругали, мол, ну что ты! Взрывать боевой корабль! Как так можно?".

Потом, через некоторое время, командующего Балтийским флотом Трибуца обвинили в паникерстве, за то что он готовил к взрыву корабли. Он объяснял, что действовал не по своей инициативе - была директива из Москвы.

В нашем штабе говорили, что готовят взрывы мостов через Неву и на каждый мост выделено по 20 глубинных бомб. О таких вещах разговоры велись потихоньку, если громко скажешь, могли и расстрелять.

Ситуация кардинально изменилась после того, как 10 сентября в Ленинград прибыл Жуков, сменивший Ворошилова на посту командующего фронтом. Он сказал: "Будем удерживать город". Появилась уверенность в том, что это удастся сделать. Подготовка к взрыву военных объектов прекратилась.

Когда Жуков прибыл, было получено приказание выделить моряков для того, чтобы задерживать отступавших ополченцев и бегущих с фронта. Этим занимался организационно-мобилизационный отдел нашего штаба. Моряков посылали за Обводный канал, в район "Электросилы". Они останавливали тех, кто отходил, задерживали, спрашивали, куда идут. "На Невский, на переформирование", - отвечали они. Их не пускали дальше: переформирование шло прямо на месте. По приказу Жукова из всех военных учебных заведений посылали офицеров, курсантов старших курсов, которых назначали командирами рот, взводов, отделений. Прекратилось бегство с фронта, паникерство.

В мои обязанности входило участие в расстановке кораблей на Неве на огневые позиции и увязка вместе с гидрографами их месторасположения на карте. Дальнобойные корабельные орудия стреляли по береговым целям. Морская артиллерия сыграла огромную роль в обороне городе, благодаря ей немецкое наступление 16 сентября было отбито.

Кроме того мы, офицеры штаба, несли оперативные дежурства в подвале Адмиралтейства. Вспоминается эпизод, когда снаряды падали совсем близко. Я заступил на дежурство, и сразу зазвонил главный телефон, на столе оперативного дежурного их было пять. Звонил Пантелеев. Спрашивал, где падают снаряды. Я ответил, что пост наблюдения - он находился на крыше Адмиралтейства - еще не доложил. "Снаряды падают почти мне на голову, а вы не знаете, где ведется обстрел города!", - недовольно сказал Пантелеев. В этот момент звонит телефон наблюдательного пункта поста, и дежурный наконец докладывает, что снаряды ложатся на Дворцовую площадь напротив Адмиралтейства, о чем я доложил Пантелееву, отлично понимая, что моя информация опоздала.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах