aif.ru counter
104

"Максим погиб как герой"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27 06/07/2005

В минувшее воскресенье петербургскому журналисту Максиму Максимову исполнилось бы 42 года: Теперь точно можно сказать "исполнилось бы" - на прошлой неделе стало известно, что пропавшего без вести год назад журналиста нет в живых. Его убили.

Это убийство должно получить государственную оценку

Всю прошедшую неделю имя корреспондента журнала "Город" Максима Максимова не сходило со страниц газет, звучало на радио и ТВ. Были названы фамилии предполагаемых убийц журналиста - двух подполковников и майора, сотрудников Оперативно-розыскного бюро (ОРБ) ГУ МВД по Северо-Западу, арестованных месяц назад в рамках другого уголовного дела. В конце недели вышеуказанное управление выступило с обращением, в котором возмутилось "недопустимым и преждевременным появлением в СМИ публикаций, обвиняющих сотрудников ОРБ в организации убийства журналиста" (любопытно здесь звучит слово "преждевременным"). Кроме того, ГУ МВД по СЗФО обратилось в горпрокуратуру с просьбой дать правовую оценку данным материалам.

Мы попросили прокомментировать ситуацию Андрея Константинова, известного писателя и сценариста, директора Агентства журналистских расследований (где работал Максимов с 1998 по 2003 год). Сотрудники АЖУРа с первых дней после исчезновения журналиста вели параллельно с правоохранительными органами собственное расследование. И, представляется, именно благодаря их кропотливой работе завеса над тайной гибели Максимова приоткрылась. Точнее даже, не приоткрылась, а открылась - ажуровцы утверждают, что им известно все - кто убил их бывшего коллегу, где, когда и за что.

- Если вы обратили внимание, мы-то как раз не называли ни имен, ни званий, ни должностей людей, которых подозреваем в убийстве Максима. Мы говорили только, что нам досконально известна ситуация, причем наши знания - уже не версия. Но мы не хотим мешать следствию. Мы знаем, как профессионально работают эти люди и какая тяжелая эта работа. Три недели назад мы пришли в Генеральную прокуратуру по Северо-Западу и предоставили весь наработанный нами за год информационный массив. Я не давал никаких подписок о неразглашении, но у нас есть определенное этическое понимание ситуации. Пока же мы можем только сказать, что Максим не пропал без вести, не уехал в Австралию, не был зарезан в пьяной драке, а был убит. Причиной гибели стало журналистское расследование, которое он вел, а убили его люди, видевшие в работе журналиста опасность для себя.

Когда мы начали вести свое расследование исчезновения Максима, для нас была важна истина, а не то, будем первыми или нет. Иначе рассказали бы обо всем месяц назад - нам уже тогда было все известно, мы знали поминутно, чем занимался Максим в последний день своей жизни, с кем встречался. Смысл нашей профессии не в том, чтобы первыми прокукарекать. Это гораздо легче, чем работать год, не имея ни малейшей надежды на успех. Журналисты должны говорить обоснованно, доказательно и вовремя, должны соблюдать принцип врачей "Не навреди". Тем более в данной ситуации, когда речь идет о погибшем коллеге.

- Этот "фальстарт" нанес вред следствию?

- К сожалению, да. И я призываю к "взрослой" позиции, позиции конструктивной помощи в этом очень серьезном и драматичном деле. Мы обязаны сделать все, чтобы заслуги Максима были признаны, чтобы его память была увековечена. Я глубоко убежден, что он должен быть посмертно награжден, что ему нужно ставить памятник. Это убийство должно получить государственную оценку, а негодяи, убившие его, получить по заслугам. Мы гордимся Максимом - он погиб как герой. Такого в России еще не было.

В тот момент трудно было оценить реальную опасность

- Почему? Ведь это не первый случай, когда гибель журналиста связана с его профессиональной деятельностью.

- Но чаще всего это происходит в "горячих точках". Если же говорить о мирном времени, то самый яркий пример - убийство Холодова. На мой взгляд, очень странное убийство. Во-первых, меня до сих пор никто не смог убедить, что Холодов вел какое-то серьезное расследование, которое могло серьезно кому-то навредить. Во-вторых, от момента принятия решения убить журналиста до реализации прошла минимум неделя. Но ведь за это время Холодов мог такого натворить, мог, скажем, поделиться своими секретами с коллегами. В общем, осталось много вопросов. Конечно, они не делают меньшей трагедию, но мотив преступления становится вариативен.

- А убийство Юдиной?

- Юдину изначально не планировали убивать. Ее собирались попугать, купить, для этого похитили. А она повела себя неожиданно - вместо того чтобы сделать вид, что испугалась или согласилась, бросилась на похитителей, началась драка: Речь идет об эксцессе. Безусловно, ее гибель связана с профессиональной деятельностью. Но в случае с Максимом речь идет о целенаправленном, подготовленном, продуманном убийстве. Кстати, Максима могли убить чуть раньше. Но у преступников не получилось сделать это с первого захода.

- Почему Максим, человек, профессионально занимавшийся журналистскими расследованиями, не почувствовал опасности? Или он был единственным носителем информации? В чем он ошибся?

- Он не был единственным носителем информации, он ни в чем не ошибся, работал правильно и аккуратно, и именно его профессионализм позволил нам "раскрутить" это дело. Но: Наверное, трудно было в тот момент оценить реальную опасность. Основное правило змеелова - чем дольше работаешь со змеями, чем больше опыт и навыки, тем ближе день, когда змея тебя все равно ужалит. Потому что все предугадать нельзя. Мы анализировали эту ситуацию и пришли к выводу, что Максима невозможно в чем-то упрекнуть.

- Его тело обнаружено?

- Нет, но активные поиски продолжаются.

- Люди, которых вы подозреваете в убийстве Максима, во время расследования поняли, что вы вплотную подобрались к ним?

- Да, но, хотя в какой-то момент мы зафиксировали определенную их суету, сказать, что столкнулись с серьезным противодействием, нельзя.

- А с противодействием правоохранителей? Ведь в вашей практике были случаи, когда расследования АЖУРа приводили к конфликтам, в том числе с прокуратурой.

- В этот раз было нормальное взаимодействие с правоохранительными органами. В курсе наших наработок находилось все руководство правоохранительной системы вплоть до министра внутренних дел и генерального прокурора, а также руководство города и округа.

- Когда можно ожидать обнародования результатов расследования?

- Надеюсь, что недели через две. Очень надеюсь. Если бы не это информационное безумие с называнием фамилий-должностей, то раньше:

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах