114

Дом адмирала приютил художников

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30 27/07/2005

В Ораниенбауме на Еленинской улице стоят два дома, объединенные общими воротами и галереей, - каменный и деревянный, в неоготическом стиле, таком характерном для западных городов, построенные в 1848 году. К ним примыкает участок земли, круто спускающийся с Еленинской до Дворцового проспекта. Когда-то это была усадьба адмирала Анжу, а дома эти, имеющий один номер 20, называют до сих пор "домом Анжу". Еще не так давно усадьба была в страшном запустении. А потом у нее появились новые хозяева.

Эйфория на снегу

Скульпторы Светлана и Николай Карлыхановы жили в Ташкенте и считались счастливцами: квартира в центре города, хорошая мастерская, выставки, поездки, внимание властей и общественности. Но в 1995 году Карлыхановы поняли: если они хотят оставаться художниками, им придется покинуть Узбекистан. Они не хотели принимать статус беженцев, но фактически им пришлось бежать.

В Петербурге у них никого не было - кроме знакомых, которые обещали помочь с жильем и мастерской. Ведь скульпторы приехали навсегда: с глиной, с ваннами, с массой нужных в хозяйстве вещей, это надо было где-то держать, и ясно, что не в квартире многоэтажки. Зиму они кое-как пережили в неотапливаемой мастерской друга. Николай вспоминает:

- За водой я ходил с саночками к колонке за несколько кварталов. Руки-ноги страшно мерзли - мы со Светой никогда не видели настоящей зимы. Но были счастливы, просто в эйфории какой-то - что мы здесь такие же, как все, говорим по-русски, с нами здороваются:

Творческое гнездо

А потом Карлыхановым подвернулась местная газета, где было написано, что деревянный дом в центре, памятник архитектуры регионального значения, выставлен на торги. Они сходили, посмотрели. Усадьба выглядела ужасно. Когда оттуда выехали обитатели коммуналок, там поселилось какое-то странное учреждение, то обшивавшее стены вагонкой, то отдиравшее ее. Потом дом пустовал, бомжи свили там гнездо, кучи мусора лежали за выбитыми окнами, стены местами обвалились и обгорели. Здание вообще собирались снести. Местные краеведы теперь говорят Карлыхановым: "Вы спасли дом".

Глава Ломоносова Эдуард Рябов поддержал художников. Именно им, а не другим претендентам, предлагавшим устроить в доме гостиницу, отдали почтенные развалины. Ведь в проекте Карлыхановы написали, что хотят получить мастерскую не только для себя, но и для других художников, сделать такой творческий центр, каким на севере города стали Озерки-Коломяги. Тогда Карлыхановы еще не знали, кто такой Анжу - думали, просто иностранная фамилия владельца. Но ораниенбаумский литератор Юрий Калинин, проходя однажды мимо и увидев в полуразрушенном доме слабый свет, зашел на огонек. Он-то и рассказал художникам про адмирала, про его "наваринские встречи" - когда ежегодно, 8 октября в день годовщины сражения, с турками собирался в этом доме цвет российского флота.К тому времени у Николая и Светланы уже не было выбора: они не могли отказаться от этого дома, который обрастал легендами по мере узнавания его истории. Это был живой организм, и Карлыхановы радовались вместе с ним, видя, как их стараниями в него возвращается жизнь.

Художники пахнут костром

- Когда мы только начали его оживлять, там даже никаких жучков-паучков не было. А потом появились даже бабочки. Мы разгребли двухметровые кучи мусора, многие метры древесных корней - два огромных тополя буквально рвали наш дом на части. Тополя пришлось снести. Не было поначалу ни воды, ни газа, ни света. Клали в адмиральский камин ствол дерева перед сном, просыпались утром все в саже. А в КУГИ - мы часто туда ходили - говорят: "Ой, как от вас костром пахнет, как романтично, на шашлычки ездили?" Почвы во дворе, который мы превратили в садик, практически не было - утоптанный мусор и битые кирпичи. А теперь у нас розы цветут. Вы спрашиваете, как называются эти роскошные кусты? Не знаем. Нам люди подарили. Приходят, звонят в дверь: "Мы тут когда-то в коммуналке жили, можно войти?" Или - увидели по телевизору. Или - просто по улице шли, увидели, что дом обитаемый.

Конечно, в доме еще многое нужно делать. Ведь Карлыхановы основную работу выполняют сами - и не только из экономии. Перебрать по кирпичику полстены или камин - это ручная работа, и не каждому ее доверишь. Рабочим, которые привыкли к евроремонту, многие вещи невозможно объяснить, проще сделать самим.

Карлыхановы возродили "наваринские встречи" - и дом Анжу снова полон героями российского флота. Но самое главное - они сделали то, за что брались: дом стал центром притяжения творческой интеллигенции не только южной части Петербурга и пригородов, на знаменитые карлыхановские международные симпозиумы по керамике приезжают художники из разных стран. И тогда Николай торжественно поднимает на флагштоках во дворе разноцветные флаги - британский, американский, французский: А еще в этом садике летом занимаются дети из художественной школы и дети-инвалиды - Светлана учит их лепить и обжигать. Ведь у них и печи есть, мечта многих керамистов - свои печки под открытым небом. Когда кипит работа, здесь и правда как на Земле Санникова: зелень, дымы, гомон, снуют веселые люди, а если работа удалась, то потом поют и пляшут.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах