aif.ru counter
374

Юрий Петухов: Без светлой мысли театр не создать

В России растет новое поколение хореографов

- Юрий Николаевич, расскажите о себе. Где вы учились балетному искусству? Кем были ваши родители?

- Отец у меня военный, и нас бросало по разным городам страны. Сначала мы жили на Украине в Киеве, потом переехали на Урал, в Пермь. В 1964 я году поступил в Киевское хореографическое училище, а в 1966 г. перевелся в Пермское хореографическое училище. Мне  очень повезло с моими педагогами. В Киеве у меня был педагог Березина, одна из основательниц Киевского балетного училища, в Перми моим учителем был Юлий Иосифович Плахт, ученик Агриппины Яковлевны Вагановой. 

Пермская школа балета имеет корни в Петербурге. Во время блокады  в Пермь было эвакуировано Ленинградское балетное училище. Многие педагоги из Ленинграда после войны остались  в Перми.  Поэтому я себя считаю питерцем, мне всегда было просто понимать фактуру и требования петербургской школы.

В Петербург я приехал за Николаем Николаевичем Боярчиковым, в его литературный театр балета. Сейчас уже можно так его назвать. Это был хореографический театр, основанный  на очень глубокой и серьезной литературе. А дальше, естественный ход моих творческих начинаний – это консерватория,  отделение режиссуры и хореографии. И потихоньку  из артиста балета я превратился в режиссера.

- Есть отличие петербургской и московской школы балета?

-  Некоторое отличие между двумя этими школами существует. Московская школа больше славится мужским  танцем – там и Васильев, и Лиепа. Питерская школа –  это, конечно, школа женского танца. Я так считаю. И то, что эти две школы сегодня стараются держать свою марку, это очень хорошо. Сейчас происходит уход профессионального обучения из балетных школ. А эти два корабля еще держатся. Я сам преподаю, я заведующий кафедрой хореографии. У нас много хороших учеников, педагоги прекрасные. Единственное, что меня беспокоит, как хореографа и руководителя театра, это отток артистов балета за рубеж. Раньше это было не возможно, сейчас происходит  поголовно. И эту проблему нужно решать на государственном уровне.  Ведь государство теряет огромные деньги на обучении артистов балета, а итоге половина выпуска уезжает.

- Как вы думаете, из-за чего это происходит?

- Много аспектов. Очень мало театров, которые делают новые постановки. Давайте посмотрим, положа руку на сердце, на то, что происходит в Санкт-Петербурге. На сегодняшний день современными постановками занимается только Борис Эйфман и наш театр. Все остальное - перелицовка спектаклей XIX века или существует другой вариант, как в Большом театре, когда приглашают иностранных хореографов, которые когда-то где-то что-то поставили. Это очень плохой синдром, и хотелось бы,  чтобы это все сдвинулось. И предпосылки для этого есть - в России растет новое поколение хореографов, которые в скором времени будут иметь полновесный голос во всем мире. И то, что сейчас делает наш театр, очень важно. Я имею в виду фестивали и конкурсы, которые мы проводим.

 

Важно, чтобы каша варилась

- Вы проводите фестиваль “Альтернатива» - открытие новых имен. Это международный фестиваль? Сколько народу приезжает? Как происходит отбор?

- Начнем с того, что нам очень сложно найти финансовую поддержку, театр берет на себя всю полноту затрат. Это касается площадки, приглашений и других организационных вещей. Поэтому назвать его международным пока нельзя – мы должны, как минимум, обеспечить конкурсантов жильем. Но первый фестиваль дал нам 13-15 человек, а в этом году у нас уже в 3 раза больше участников. Это показатель того, что фестивалем заинтересовались, фестиваль интересен. И не только премиями. На нашем фестивале молодой артист может найти себе партнеров  и единомышленников. А это самое главное. Ведь находясь в своей скорлупе, никогда никого не найдешь. Важно, чтобы сюда приезжали и  художники, и композиторы, постановщики, исполнители, важно, чтобы эта каша варилась. И из этой каши получалась какая-нибудь идея. Наш фестиваль «Альтернатива»  помогает выйти как раз на эту фактуру.

Одна из премий фестиваля, как мне кажется, очень важной для молодого балетмейстера, является возможность поставить спектакль в нашем театре. В прошлом году выиграла Анастасия Кадрулева, она заканчивает сейчас академию Вагановой, и Дмитрий Генус, который заканчивал курс у Николая Боярчикова в Санкт-Петербургской консерватории. Они оба получили возможность поставить спектакли, и мы вместе создали спектакль «Три цвета». Он посвящен Григорию Алексидзе, очень большому хореографу, продолжателю традиций Якобсона в плане миниатюр, который работал у нас в последние годы.  Спектакль заявлен на «Золотой софит».

Дмитрий Генус поставил в нашем театре спектакль по Ремарку. Анастасия Кадрулева сделала интересный анимационный спектакль -  это когда действие связано с видеорядом. Получился синтез балета, видео и даже текстовых моментов. У Анастасии было все очень корректно и интересно сделано – и в хореографическом, и в драматургическом плане. Работы очень удачные. Ребята получили очень хорошую школу. И в этом году у победителей «Альтернативы» тоже будет возможность поставить спектакль.  Это главный приз, и мы это можем дать.

-Как набиралась команда единомышленников в вашем театре?  С вами работал Янис Чамалиди (модельер). Как вы с ним встретились?

- Совершенно случайно, хотя случайностей в жизни не бывает. С Янисом мы встретились на одном из показов. Я спросил: «Не хочешь ли ты поработать в балете?».  И он тут же согласился, не думая ни секунды. Мы поставили с ним несколько спектаклей – «Ромео и Джульетта», «Страсти по Кармен».

- Какие направления вы развиваете в вашем театре. Часто гастролируете?

- В Петербурге у нас репетиционная база. Я хочу отдать свою жизнь, чтобы создать камерный театр. Мы ставим в основном миниатюры и очень хотим сохранить это направление. Для нас очень важно сохранить якобсоновский репертуар.  Я сделал с театром гастрольный бросок по России и понял, что хореография Якобсона живет.

От классического репертуара я не отхожу из-за соображения экономики. Ведь что покупает турист? Он покупает Эрмитаж, Марииинку с балетом и выезд загород (Царское село, Павловск, Петергоф). Поэтому мы ставим, и будем ставить классические балетные спектакли. И третье направление  –  это современное искусство.

Все бери в силу

- Легко ли ломать стереотипы, связанные с восприятием русского балета. Обычно альтернативный балет представляют другие страны (Европа, Америка). Россию же всегда ассоциировали с классическим балетом.

- Классический танец сохранился благодаря нашим царям, которые очень любили и поддерживали балет. Так уж случилось, что Советская власть тоже полюбила классический балет. И понятно, почему. Балет – это бессловесное искусство. И, наверное, поэтому, классический балет сохранился.

Ни в каком другом государстве в балет не вкладывали столько денег, сколько вкладывали у нас при советской власти. В каждом областном центре был свой театр. И в каждом театре танцевали «Жизель», «Лебединое озеро», «Спящую красавицу». И благодаря такому отношению советской власти, сохранили классическую балетную школу. 

Но Россия также является родиной современного искусства. Русские хореографы оплодотворили и Германию, и Америку. Баланчин учился у нас в Петербургской консерватории вместе с Леонидом Якобсоном в одном классе. Причем Леонид Якобсон делал в нашей стране то же самое, что и Баланчин в Америке. Просто он не был так раскручен.

Не совсем правильно говорить о том, что Россия отстала от современного искусства. В России сейчас идет такой мощный выброс молодых хореографов, которые во всем прекрасно разбираются. Вот едешь по Америке – там везде наши: один заведующий кафедрой, другой танцует в театре солистом. Наверное, русский дух – танцевальный.

- Критикуют ли ваше творчество? И как вы относитесь к критике?

- Меня, конечно, критикуют. Но я считаю, что критика – это хорошо. Мне батюшка говорит – все бери в силу.  Правда, мне не нравится, когда ругают непрофессионально. Я терпеть не могу дилетантов. Критика на уровне «нравится – не нравится» может существовать за чашкой чая, но не в прессе. Все должно быть профессионально. У меня, конечно, есть друзья, с которыми я советуюсь, я приглашаю их на репетиции и мне важно их мнение.

- Карьера балетного артиста очень коротка. О чем должны думать молодые артисты балета?

- Если артист хочет, чтобы он стал настоящим артистом – он должен заниматься собой. Своим телом. Он должен наладить свой инструмент таким образом, чтобы  создать себя. Это касается не  только тела, артист должен думать. Нужно танцевать душой и сердцем, но без светлой мысли театр не создать.


 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах