56

А политтехнологи нервно курят в предвкушении мозгового штурма

Куда ближе к российской действительности незабвенный теоретик коммунизма Владимир Ульянов-Ленин, чью фразу: «Из всех искусств для нас важнейшим является кино» в свое время подняли на знамена. На самом деле, нужно отдать должное злому гению отечественной истории – он более точен и прозорлив в своих формулировках. Его изречение в первоисточнике звучит так: «Пока народ безграмотен, из всех искусств для нас важнейшими являются кино и цирк».

Сказал, как отрезал, а заодно задал вектор и маркеры развития своим последователям, которые хоть стыдливо и подкорректировали мысль Ильича, но, по сути, до сих пор живут по его заветам. И в чем-то шагнули далеко вперед.

Если руководствоваться мыслью вождя пролетариата, то, несмотря на все достижения отечественного образования, наш народ по-прежнему безграмотен. Или его таковым считают те, кто «крутит кино». Кино и цирк нынче уже не инструмент пропаганды, как в былые годы. Кино и цирк стали нашей реальностью, художественно приукрашенной параллельной жизнью, где все мы – зрители, каким-то волшебным образом ежеминутно видящие НЕ ТО, что, пытаясь быть убедительными, нам показывают. И самое печальное в этом непрекращающемся сеансе, что зритель устал и не верит, как Станиславский.

А целлулоидная пленка все не кончается, на арену, сменяя друг друга, выходят то клоуны, то дрессировщики медведей. И даже популярный детский мультик про Смурфиков о жизни клана синих от какой-то настойки гномов, рождает идеологически опасные образы. Смурфы живут в своем мире, по своим правилам, под предводительством опытного папы-смурфа. Попасть в их волшебную страну несмурфу практически невозможно. Синие человечки сами время от времени проникают в наш мир, елейно славословят и изощренно гадят оппозиционно настроенному злому волшебнику, который пытается доказать всему магическому корпусу, что смурфы – источник всех сказочных бед и все их идеи и планы – не что иное, как реакция организма на непонятно кем запатентованную подозрительную настоечку. Недетский сюжет наталкивает на определенные смысловые параллели.

Как прав был великий в своей иносказательности Виктор Черномырдин, когда заметил: «С планом у нас всегда хорошо, с фактом хуже». А в планах у всех одно – то, что делает Отечество сильной и уважаемой державой. Казалось бы, что мешает правильным курсом идти, товарищи? Но где-то в самой сердцевине коммуникативной цепочки затесался очередной сбой: по-старому не могут, по-новому не хотят – боязно. Но отступать некуда. Мы встали на путь строительства новой политической системы и самозабвенно строим, зачастую не имея проекта будущего шедевра перед глазами. Телеканалы изливают реки политической агитации, мелькание одних и тех же лиц укачало полстраны, и с билбордов на улицах смотрят все те же персонажи. На фоне многочисленных «Я слышу ваши голоса!», «За нами будущее!», «Мы вернем вам надежду!», «Мы останемся здесь!» и прочая, прочая, колыбелью смысла выглядит незатейливая реклама «Реальные пацаны. Новый сезон». Но, приглядевшись, понимаешь, что это уже не о политике, а о сериале про жизнь. А жаль. Политтехнологи нервно курят в предвкушении мозгового штурма. Имея колоссальный финансовый и административный ресурс, они явно недорабатывают. Предвыборные баннеры всего лишь заполняют свободные места на петербургских фасадах, и пугает символичностью и избыточностью патернализма портрет президента, величиною с футбольное поле на торце гостиницы «Санкт-Петербург».

Тем, кто это придумал, конечно, далеко до полета мысли американского скульптора болгарского происхождения Христо Явашева и его жены Жанны-Клод де Гийебон, которые в 90-х завернули в ткань здание Рейхстага и целое морское побережье. Хотя идейную составляющую их творчества вполне можно взять на вооружение. Философию своих творений Явашев объяснял тем, что ткань подчеркивает сущность предмета. «В завернутом Рейхстаге есть некая иррациональная свобода, – говорил он. – Завернутый, упакованный предмет приобретает отчетливые «коммерческие» коннотации. Упаковка подчеркивает потенциальную «продажность» вещей, придавая им товарный вид». Балтийское взморье, где сотка земли доступна лишь избранным, и Мариинский дворец, где заседают избранные (пардон за каламбур), не хуже Рейхстага, да и смысловая нагрузка вполне в духе текущего момента. Перфоманс под названием «Возрождение страны» продолжается.

…Киномеханик вскрывает очередную коробку кинопленки и знает, что даже если кино не понравится, он внакладе не останется: билеты проданы, в зале аншлаг. Но безграмотный зритель все же не теряет надежды на достойное зрелище: замерев в полумраке и отставив в сторону попкорн, он размышляет про себя на редкость грамотно, на великом, могучем, правдивом и свободном русском языке, пересыпая жемчуга российской словесности непечатной лексикой.

Материал предоставлен газетой «Территория покупателя».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах