53

Мы не рабы, рабы — немы

Но если обычное рабство с течением времени уходит в прошлое, то литературное становится все более распространенным. Вместо личности писателя появляется бренд или проект, продукт коллективного творчества. У литературного раба нет клейма на лбу, цепей на руках и ногах — это просто такая работа. Мы попросили высказаться на  тему «рабства» писателей и издателей.

Никто не заставляет

Александр Мазин, писатель, заведующий редакцией «Астрель СПб», автор более 20 романов, совокупный тираж которых около 2 млн экземпляров:

— «Литературный раб» — это человек, который участвует в создании текста, но чья фамилия на обложке отсутствует. Если его фамилия на обложке есть, то это уже не раб, а соавтор. Но слово «раб» изначально неверно, ведь человек идет на это дело сам, его никто не заставляет.

В принципе можно определить, используется ли в каком-либо проекте труд рабов. Такое весьма вероятно, если известный писатель выпускает одну книгу в два месяца или чаще.

Надо сказать, что среди «рабов» есть хорошие писатели, которые просто хотят заработать быстро. Минус в том, что он привыкает не нести личной ответственности за текст. Через какое-то время ему становится очень скучно писать, и он теряет творческое начало.

Я подобными услугами не пользуюсь, хотя мне это и не раз предлагали, потому что чувствую свою ответственность перед читателями. Кроме того, мне просто нравится писать книги. Но, скажем, если ко мне приходит автор, который сносно пишет в моем стиле, то я издам его книгу в одной из своих серий. А если он захочет написать роман, где действие происходит в одном из моих миров, с моими героями, и сделает это хорошо, то его фамилия точно будет на обложке.

Школа жизни

Вадим Назаров, писатель, главный редактор издательства «Амфора»:

— Мы довольно часто работаем с книгами, написанными под псевдонимами, но такого, чтобы книжку написал один человек, а второй только подписал ее, в моей практике не было.

У меня двоякое отношение к этой проблеме: я считаю, что подобная школа для начинающего литератора отнюдь не вредна. Русские авторы в основном ориентированы на очень высокие образцы прозы, на роман в духе Марселя Пруста, на некий смысложизненный поток сознания. А издатели ориентированы на рынок, им нужны беллетристы. Поэтому мне кажется полезной подобная шоковая школа беллетристики, когда человек с литературными способностями становится «литературным рабом» и создает произведение по заранее заданному шаблону. Такую школу в определенный момент нужно закончить: человек не может всю жизнь быть рабом. Написал пару романов, набил руку — и иди дальше.

У нас принята другая практика — мы поручаем именитому писателю литературную новеллизацию киносценария. Это задача на технику. По аналогии с фигурным катанием можно сказать, что современный русский писатель, создавая свое собственное произведение, получает чаще всего 6.0 за артистичность и 3.9 за технику. С вдохновением и воображением у него все в порядке, а вот с умением правильно выкроить сюжет, драматично построить события — труднее. Эти вещи в кино удачнее получаются. И я без стеснения предлагаю писателям этот неблагодарный труд: например, Дима Быков садится и пишет новеллизацию по фильму «Живой», а Андрей Лазарчук — по «Жаре». Зачастую выходит гораздо более крепкое произведение, чем сценарий. И, с другой стороны, не будь сценария, не было бы книги. Достоинства в данном случае сочетаются.

Ни душе, ни уму, ни сердцу

Павел Крусанов, писатель, главный редактор издательства «Лимбус-Пресс»:

— Приходит некое юное соз.дание, пытающееся сделать из литературы источник дохода, в некое известное издательство и предлагает: «Вот я написало произведение, не посмотрите ли вы его». Редактор, естественно, смотрит, и если создание немного умеет писать, говорит: «Вы владеете словом, вы умеете строить фразу, но, увы, попадаете мимо жанра, и вашей книжке нет места в наших издательских планах. А вот если вы, так сказать, возьметесь, чтобы набить руку, потрудиться в проекте, который мы затеяли: есть у нас такой живой брендоноситель, под который ряд людей пишет тексты, и вы напишете, и получите за это какую-нибудь денежку, а затем и под ваши оригинальные произведения найдутся позиции в наших грандиозных планах».

Человек в это вписывается. Но такая кабала ничего хорошего не приносит ни душе, ни уму, ни сердцу. Нет в этом никакой школы письма, а есть лишь слабость автора, который видит в литературе источник добычи средств к существованию. Настоящая литература такой не бывает. Правильный путь — это когда сначала автор много работает на свое имя, а потом имя начинает работать на него. Ему, возможно, предстоит долго и нудно биться лбом в стены издательств. Причем надо выбирать правильное издательство: бессмысленно со своей нежанровой вещью идти к монстрам типа АСТ или ОЛМА, они из юного создания вряд ли будут делать бренд, им проще купить уже созданного автора и под него нанять «рабов».

Мы же категорически не участвуем в таких издательских проектах: это никакого отношения к литературе не имеет.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах