37

Медики научились делать невозможное

МАРИНА пришла в сознание, спустя неделю после страшной автокатастрофы. Она не могла вымолвить ни слова, у нее была полностью парализована правая часть тела. Врачам пришлось удалить практически все кости левой стороны черепа — мозг прикрывал лишь лоскут кожи. Марина говорит, что ей страшно было просто класть голову на подушку: казалось, «серое вещество» открыто, и его можно легко повредить. А ведь она вступала в лучшую пору юности, шестнадцать лет!

Мать девочки долго искала врачей, которые согласились бы сделать дочери операцию. Но восстановить кости черепа стандартными методами было практически невозможно: слишком обширно было поражение головы — часть лица, височная область. Малейшая неточность — и девушка осталась бы с уродством на всю жизнь. Долго никто не соглашался на такую операцию. Ведь подобных не делали не только в нашем городе и в России, но, пожалуй, и в Европе. Однако смельчаки нашлись в Научно-исследовательском детском ортопедическом институте имени Г. И. Турнера.

— Мы провели исследование и воссоздали природную форму поврежденного участка кости, — рассказывает заместитель директора по научной работе Института им. Турнера и руководитель отделения патологии позвоночника и нейрохирургии Сергей Виссарионов. — Компьютер смоделировал силуэт и графически заполнил дефект идеально подходящим по размеру лоскутом. Пока только на экране.

Изображение было передано в Колумбийский университет, где создали фрагмент уже из биоматериала, твердый, похожий на кость. Этот самый имплант и должен был привезти в Петербург американский хирург Саади Гатан. Врач заботливо упаковал его в мягкую бумагу и уложил в чемодан с вещами. Но в последний момент что-то подсказало ему переложить эту ценную вещь в рюкзак, который он собирался взять с собой в салон самолета. И правильно сделал. Потому что чемодан доктора неожиданно пропал.

Приехав в петербургский институт, американец вместе с петербургскими врачами сделал предварительную примерку. Лоскут идеально подошел больной девушке!

Операция, которую американский нейрохирург провел совместно с нейрохирургами отделения патологии позвоночника и нейрохирургии, длилась около трех часов и прошла блестяще. Теперь на память о травме у Марины остался лишь практически незаметный шов. Она может спокойно спать, заниматься спортом, надевать любую шляпку и делать затейливые прически.

Пациенты играют в футбол

О ВТОРОЙ уникальной операции «Аргументы и факты» уже писали (№ 12). Шестнадцатилетний Дмитрий получил ожог при взрыве водогрея в сауне. У него обгорело 98% кожи. По всем законам медицины, он должен был погибнуть. С такими ожогами люди не выживают. Но специалисты ожогового центра 1-й детской городской больницы решили сделать невозможное. Они договорились с Институтом цитологии в Петербурге и клиникой в Донецке, которые занимаются выращиванием аналога кожи. И для Дмитрия было выращено 3000 квадратных сантиметров кожи. С начала января до июня парнишка жил на искусственной вентиляции легких. Для того чтобы сделать ему операцию, надо было собрать бригаду высококвалифицированных медиков: реаниматологов, педиатров, гематологов, ортопедов, анестезиологов, хирургов, комбустиологов (хирургов, занимающихся лечением ожогов), неврологов, цитологов, иммунологов.

После операции мальчика для реабилитации на специальном самолете отправили на дальнейшее лечение в Бостон.

— В таких случаях ученые разных стран объединяют свои усилия, чтобы помочь больному, — говорит директор Института им. Турнера Алексей Баиндурашвили.

Надо отметить, что в мировом медицинском сообществе наш российский петербургский ортопедический институт занимает одно из лидирующих мест.

Сегодня там делают уникальные операции. Например, по удлинению конечностей или пересадке пальцев со стопы на руку. Так можно пересадить два и даже три пальца, и ребенок будет полноценно действовать рукой! Только в нашем институте проводятся уникальные не только в России, но и в Европе операции детям с церебральным параличом. Здесь требуется просто ювелирное мастерство хирурга, ведь надо очень осторожно перебрать нервные волокна, проверить тонус мышц. Работают несколько специалистов: хирург, ортопед, нейрофизиолог. Все действия врачей сверяются по компьютеру. Операция длится по 4 — 6 часов. Методика такой операции разработана ведущим научным сотрудником Валерием Умновым.

И после такой операции ребенок сможет самостоятельно ходить.

— Мы хотим завести на каждого ребенка своеобразный нейроортопедический паспорт, — делится планами Алексей Баиндурашвили. — Это значит, что новорожденного будут осматривать невролог и ортопед уже в родильных домах. И так мы и будем вести ребенка по жизни. Такого нет еще нигде в мире!

В свой юбилейный семьдесят пятый год институт помолодел и похорошел. Ученые гордятся обновленными операционными и лабораториями. Оборудованы и детские спортивные площадки.

— Знаете, я как-то выглянул в окно и увидел, что площадка усыпана чем-то белым, — делится Алексей Баиндурашвили. — Вышел на улицу и увидел, что это бинты. Детишки снимают их, чтобы поиграть! Значит, поправляются!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах