aif.ru counter
Елена ДАНИЛЕВИЧ 156

Сергей Ковалев. Развал «оборонки» - непростительная ошибка

Эти кадры запомнились многим. Дмитрий Медведев награждает орденом знаменитого создателя ракетоносцев Сергея Ковалева. А он говорит...

Что случилось на «Курске»?

- АиФ: По вашим проектам спущены на воду 92(!) субмарины. А самую первую помните?

- Сергей Ковалев: Она была совсем не стратегической. В 50-е годы, когда я начинал, об атомной энергетике никто не помышлял. Подлодки черпали энергию от аккумуляторных батарей, а она относительно небольшая. Если идти полным ходом - хватит на час. После этого надо всплывать, долго «заряжаться», а значит, обнаружить себя. Поэтому все думали, как двигаться под водой без кислорода. И нашли способ: в качестве окислителя использовалась перекись водорода высокой концентрации. Моя первая лодка тоже из этого класса.

- АиФ: В своей книге «О том, что есть и было» вы пишете: «Нет подлодок, которые бы делались легко».

- Сергей Ковалев: Любая лодка рождается на пределах научных и технических возможностей. Вооружена ли она торпедами, крылатыми, баллистическими ракетами. Задача конструктора - проектирование и привлечение исполнителей. Один должен сделать атомный реактор, другой - турбину, третий - системы радиоэлектроники. Это все очень трудно, на грани реального.

- АиФ: «Курск» тоже проектировал «Рубин»…

- Сергей Ковалев: Да, «Курск» спроектирован в нашем КБ, и авария подтвердила, что сделано это с невероятным запасом прочности. Когда осматривали механизмы - реактор, турбины, - убедились, что они от взрыва фактически не пострадали. Поэтому наш коллектив обвинять нельзя.

Что все-таки произошло? Можно фантазировать сколько угодно. Трещина в баке, окислитель, который капал в торпедный аппарат, там масло…Температура постоянно повышалась, и в критический момент все взлетело. Однако почему - уже никто никогда не узнает.

Неизбежные случайности

- АиФ: Год назад высшее руководство страны поддержало создание объединенной судостроительной корпорации. Ее петербургский штаб разместился прямо в здании «Рубина».

- Сергей Ковалев: Пока не представляю, откуда они возьмут средства. Сами заработают? Но в условиях кризиса это непросто. Кроме того, конкурировать в судостроении, например, с Южной Кореей, мы все равно не сможем. Не та производительность! Вдобавок гигантские расстояния внутри государства. Куда ни кинь, получится дороже.

- АиФ: Вы лично присутствуете на испытаниях в море. Очевидно, нештатных ситуаций происходит немало.

- Сергей Ковалев: Есть такое выражение: неизбежные случайности. Как-то в Белом море шли на глубине 200 метров, на хорошей скорости в 20 узлов. Слышу доклад: «Под килем полтора метра!» Командир: «Проверить эхолот». Далее: «Под килем метр». Командир снова: «Проверить эхолот». «Под килем - полметра». Та же команда. Так и врезались в каменную гряду. Потом себя ругал: надо было настоять, чтобы глубину меняли, а не эхолот проверяли.

Мимо цели?

- АиФ: Сейчас флот преследуют неудачи с «Булавой». Из 11 пусков 6 - мимо цели, причем некоторые ракеты взрывались прямо на старте. Однако военные настаивают, что именно она должна стать основой морских стратегических сил России. Знаю, что вы поддерживаете это мнение. Откуда такой оптимизм?

- Сергей Ковалев:  Не надо драматизировать ситуацию, как будто мы вышли на последний решительный бой и проиграли. «Булава» построена на гораздо более совершенных материалах, другой элементной базе. Как проводились испытания в советское время? Сначала шли пуски с земли, затем - с плавучего стенда в Балаклаве. Следующий этап - на ходу. Набиралась статистика, давали заключение специалисты.

В случае с «Булавой» по ряду причин пришлось отказаться от надежной схемы. Мы предложили стрелять прямо из подводной лодки, потому что были уверены: с кораблем ничего не случится, даже если ракета взорвется при старте. Такой прецедент уже зафиксирован. Стотонная махина разрушилась и загорелась прямо в шахте, а лодке ничего. Твердотопливные ракеты летают по всему миру, и «Булава», уверен, полетит.

- АиФ: Считаете, если бы военно-промышленный комплекс существовал в прежнем виде, катастроф происходило бы меньше?

- Сергей Ковалев: Развал сильнейшей отрасли - непростительная ошибка. В брежневский «застойный» период только стратегических ракетоносцев мы строили до шести единиц в год. Промышленность поставляла турбины, реакторы, сталь, титан... Это обеспечивалось мощным сопровождением науки. Миллионы людей, в том числе молодежь, не болтались без дела, а были заняты высококвалифицированной и неплохо оплачиваемой работой. Министр обороны горел на службе и нам скучать не давал. Доклад 30 декабря в час ночи был обычным делом.

- АиФ: Но вооружение заставило всю страну затянуть пояса. Полки магазинов слепили пустотой, зато атомного оружия накопилось - хоть отбавляй.

- Сергей Ковалев: Люди, которые трудились на оборонку, предотвратили войну, об этом сейчас почему-то забывают. Затраты были очень большими и у нас, и у американцев. Другое дело, что наше хозяйство оказалось неэффективным.

Сегодня же военные предприятия зарабатывают деньги, как могут. Одна из причин неудачных пусков «Булавы» - негодная металлическая трубка. Потому что завод, который их раньше выпускал по ГОСТУ, теперь ввел собственные нормы, допускающие различные отклонения. Халтура в погоне за деньгами! Трубка протекла, и ракета взорвалась.

Сейчас очередное новшество - разгоняют военпредов. Оставляют такой минимум, что сколько бы они ни работали, ничего проконтролировать не могут. В прежние времена такой брак просто не пропустили бы. Так что история с трубкой, боюсь, не последняя.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Когда в Петербурге включат отопление?
  2. Правда, что в Петербурге установлен температурный рекорд последних 136 лет?
  3. Как оформить визу в Финляндию после 1 сентября 2019 года?
Сколько денег вы потратили на обновление осеннего гардероба?