72

Петербуржцы рублем голосуют за «Партию Корюшки»

Не вдаваясь в биологические изыскания и изучение таможенных и прочих нормативно-правовых актов, рассмотрим один аспект данного происшествия — почему некая «аргентинская корюшка», доставленная в Петербург аж из Южной Америки, оказывается весьма конкурентноспособной с набившим оскомину отечественным производителем. Для подобных трансатлантических поставок необходимо содержать флотилию рыбодобывающих судов, а также суда-рефрижераторы, способные сохранить рыбу в съедобном состоянии. Кроме того, прохождение пограничного и таможенного контроля также неизбежно повышает себестоимость товара за счет официальных и неофициальных поборов контролирующих организаций, оформления кучи разрешительной документации. Все это включается в оптовую цену товара, которая с каждым посредническим звеном неизбежно возрастает.

С другой стороны, местные рыбопромысловики. Их расходы очевидно меньше из-за отсутствия необходимости столь длительной транспортировки, хранения и уплаты различных погранично-таможенных пошлин. А главное — оперативность, которая для столь деликатного товара, как свежая рыба, очень важна. В идеале рыба может попасть на прилавок в тот же день, что и день поимки. И все же заокеанская рыба приходит, на границе по липовым (это значит — лишние «теневые» расходы) документам оформляется, попадает на прилавок и умудряется конкурировать с местной продукцией. В чем проблема?

По большому счету, проблема одна, но очень серьезная. Цена на пойманную у нас рыбу формируется совершенно спекулятивно. Она обусловлена не трудозатратами рыболовов-промысловиков и не стоимостью орудий лова, а собственным хотеньем, помноженным на хотенья перекупщиков. В итоге, разные виды рыб, технология ловли которых практически никак не отличаются, различаются ценой, как день и ночь. Например, уклейка с плотвой и корюшка. Во время весенней путины, когда стаи рыбы готовятся к нересту, наловить энное количество каждого вида профессионалам не составляет особенного труда. Разница лишь в том, что за плотву и уклейку люди заплатят несколько десятков рублей, да и то со скрипом и нехотя, а корюшку «раз в год» готовы на пару-тройку сотен купить многие.

От одного руководителя рыболовецкого предприятия пару лет назад я услышал любопытный факт — практически вся их добыча прямо на берегу сразу же уходит перекупщикам, которые затем перепродают рыбу дальше по цепочке в несколько звеньев. Таким образом, выстраивается торгово-паразитическая цепочка из людей, которые ничего не производят, а лишь по аналогии с нефте-газодобывающей промышленностью «сидят на трубе». И за сам факт своего существования получают деньги, вынимаемые в итоге из кармана человека, покупающего рыбу. А количество посредников у заграничной рыбы может быть меньше, позволяя отбивать даже дополнительные расходы на транспортировку и пересечение границы. Абсурд.

Но начинается очередной май и по городу снова ходят толпы принюхивающихся гурманов-ихтиофагов — корюшку ищут. Их цель — пирамида грязных ящиков, притулившихся вместе с продавцом у стены какого-нибудь дома. Здесь «раз в год» и по космическим ценам продают корюшку. Вот так выглядит современный бизнес по-русски: пирамида грязного хлама, около которой втридорога продают «мечту», ничего на самом деле производителю и продавцу не стоящую.

Об авторе:

Алексей Дьяченко - один из шести первых мастеров спорта международного класса в России в дисциплине "спортивное рыболовство". Двукратный чемпион России, в том числе и действующий (выиграл чемпионат РФ, проходивший 12-14 февраля 2010 года в г. Дубна), участник четырех чемпионатов мира, на двух из которых заработал золото и серебро в командном зачете, а также бронзу в личном. Многократный победитель и призер как петербургских, так и российских соревнований по ловле рыбы на мормышку со льда. Автор множества публикаций о ловли рыбы в российских и зарубежных рыболовных изданиях.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах