306

Перкуссионисты из «UGANDAN DANCERS BAND» - о барабанах, любви и Петербурге

«UGANDAN DANCERS BAND» - необычный музыкальный коллектив. Его основатель - немецкий перкуссионист, профессор Академии музыки и театра (Прага) Томаш Ондрушек. Одна из известнейших исполнительниц на народных музыкальных инструментах различных областей Уганды Жозелине Амутухайре заразила Томаша любовью к Африке, которую тот передал своему студенту Мартину Хибнеру. Так и сложилась группа.

В Петербурге музыканты выступят на концерте «Вечер перкуссии», который состоится 22 ноября в пространстве «Скороход».

Мария Соколова, SPB.AIF.RU: - Расскажите, пожалуйста, о ваших музыкальных инструментах. Откуда они?

Жозелине Амутухайре: - В нашей коллекции очень много барабанов. Часть из них была привезена из Уганды. Во время концертов мы используем, к примеру, такой инструмент как «эшэкуро». В Африке женщины используют его на кухне, чтобы измельчать орехи, готовить муку или пудру. Когда на севере Уганды была война, то в эти ступки клали детей и убивали их.  Поэтому один из наших слоганов: «Мы используем барабан, не чтобы убивать, а чтобы играть на нем». Мы хотим показать лучшую сторону этого предмета.

Есть также такие музыкальные инструменты, как щербинный барабан или амадинда, на котором обычно играют в королевском дворце. 

Томаш Ондрушек: - Вообще многие из этих инструментов можно встретить во всем мире. Амадинда – это угандийский ксилофон, но в других странах существуют тысячи других вариантов ксилофонов. Угандийский тип интересен тем, что не имеет резонатора, а также, что можно использовать не только верхнюю, но и боковые поверхности. На нем могут играть два человека одновременно, получается такой дуэт. В этом как раз заключается очарование амадинды – что два человека создают одну музыку.

- Как вы встретились? Как появился ваш коллектив?

Жозелине Амутухайре:  - Я встретилась с Томашем в Уганде, у нас завязались отношения. Мы были влюблены, поженились, сейчас у нас есть дети. Потом мы поняли, что можем вместе создавать музыку, и я присоединилась к их группе.

Томаш Ондрушек: - В начале в нашей группе «Афробрейк» было три человека. Затем мы увидели, что Жозелина не только хорошо танцует, но и разбирается в музыке, поэтому она вошла в наш коллектив. Затем уже образовалась вторая группа «UGANDAN DANCERS BAND». Мы стали играть музыку, традиционную для центральной и восточной Африки. К сожалению, в мире она не так известна, как, например, музыка западного региона. В нашем репертуаре  есть мелодии Уганды, Руанды, Бурунди.

- Сколько лет существуют ваши группы?

Томаш Ондрушек: - Первая - около восьми лет, вторая  - два года.

Группа «UGANDAN DANCERS BAND» существует около двух лет Фото: АиФ / Татьяна Швецова

- Для Жозелине эта музыка ее страны. Томаш, Мартин, как вы полюбили это стиль?

Томаш Ондрушек: - Все было очень просто. Я классический ударник, играл в оркестре. Еще до академии, я учился играть на джембе, брал уроки у музыканта из Африки. Мне говорили, что я как барабанщик должен знать такие вещи, расширять свои знания. Так я  медленно «заболевал» этой музыкой. Когда я стал преподавателем, то вел предмет «студиоритмос», на котором мы занимались этнической музыкой.

Я убежден, что все тело должно участвовавать во время игры на барабане.  Этническая музыка помогает понять механику, раскрепоститься, осознать, что не только руки, но и все тело участвует в игре.

Мартин Хибнер: - Я был студентом Томаша, когда он работал преподавателем академии. И я очень рад, что он взял меня в свою команду. Он обладает потрясающими знаниями в музыке и вкладывает весь свой опыт в тот проект, которым мы сейчас занимаемся.

Этнические барабаны меня привлекли тем, что их звуки натуральные, близки к природе. При этом даже на простом инструменте можно учиться играть всю жизнь. Например, на джембе можно извлекать 20 видов звуков. Это как скрипка, как пианино - ты совершенствуешься постоянно. По игре понятно: человек профессионал или только начинает.

Мартин Хибнер (на фотографии - справа) был студентом Томаша Ондрушека Фото: АиФ / Татьяна Швецова

- Какие самые необычные барабаны есть в вашей коллекции?

Жозелине Амутухайре:  - Есть барабан, обтянутый змеиной кожей. Этот материал более мягкий и на нем играют руками, а не палочками. Есть даже барабан, сделанный из бумаги. Раньше это была бумажная бочка из-под какой-то химии, а сейчас это музыкальный инструмент. Всю нашу коллекцию мы не пересчитывали. Но иногда наш багаж в аэропорту весит 100-160 килограмм. У нас есть две большие студии, которые полностью заполнены барабанами. А дома у нас десять комнат, в каждой из которых тоже есть музыкальные инструменты.

- А ваши дети уже играют на барабанах?

Жозелине Амутухайре:  - Да, конечно. Нашему старшему 4 года, младшему 2,5 года. И они очень хорошие музыканты, просто сходят с ума по барабанам. Мы часто гастролируем и всегда берем наших детей на концерты. В этом году мы не привезли их в Петербург из-за погоды, но в прошлом году летом они ездили с нами в Россию.

Часть барабанов музыканты привезли из Уганды Фото: АиФ / Татьяна Швецова

- Томаш, вы замечательно говорите по-русски. Часто приезжаете сюда?

Томаш Ондрушек: - Раньше я приезжал сюда несколько раз в год. Здесь у меня были концерты, я проводил мастер-классы. Первый раз я приехал в Россию в 1993 году на машине, полной инструментов. Затем в моей жизни появилась Африка, маленькие дети. Сейчас мы 5-6 месяцев живем в Африке.

- Как раньше вас встречала петербургская публика?

Томаш Ондрушек: - Это было необычное время  - 1993 год! Люди впитывали все новое. Когда я приехал в Польшу в 90-х годах, там это приняли хорошо, но здесь - еще лучше. После выступлений люди подходили, переполненные эмоциями, с личными вопросами. В Европе мы к этому вообще не привыкли. Но мне это очень нравилось. Это был один из лучших моих музыкальных опытов.

- Как, на ваш взгляд, за 20 лет изменился слушатель в России?

Томаш Ондрушек: - Мне кажется, что слушатель если и изменился, то, может быть, не в лучшую сторону. Сейчас все можно купить, много разных увлечений помимо музыки. Для культурной жизни отводится все меньше места. Вспомните, сколько раньше было в метро людей с книгами! Сейчас даже не читают электронные книжки. Такой процесс идет во всем мире.

В первый раз Томаш приехал в Россию в 1993 году Фото: АиФ / Татьяна Швецова

- Жозелине, Мартин, какие у вас впечатления от Петербурга?

Мартин Хибнер: - Я здесь в первый раз. К сожалению, пока у меня еще не было времени посмотреть город.

Жозелине Амутухайре: - Когда мы в прошлом году приезжали в Санкт-Петербург, то успели погулять. Потрясающая архитектура, красивые здания! Мы посетили Исаакиевские собор, Зимний дворец, заходили в церкви. А что касается еды, я просто схожу с ума. Здесь так много небольших кафе, уютных столовых. Мы все время едим!

Во время поездок мы встречаемся со многими людьми и общаемся, как будто давно друг друга знаем. Я начала учить русский. Мне нравится Россия.

Жозелине не только играет на барабанах, но и замечательно танцует Фото: АиФ / Татьяна Швецова

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах