(обновлено )
Примерное время чтения: 8 минут
11874

Русский флаг спускаться не будет. Как Невельской самовольно расширил страну

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. Аргументы и факты - Петербург 10/11/2021

170 лет назад началась так называемая Амурская экспедиция – исследование Амура и прибрежных территорий, завершившееся включением в состав России Уссурийского края и закреплением за нашей страной острова Сахалин. Впрочем, осень 1851 года – официальное начало этих грандиозных свершений, так как по факту экспедиция началась несколькими годами ранее. Вел ее капитан Геннадий Невельской, причем прямо нарушая волю императора Николая I. О том, как безрассудная смелость и упорство Невельского помогли стране, – в нашем материале.

Страсть к походам

Невельские – старинный дворянский род, происходивший из Костромской губернии. Несколько поколений семьи служили на флоте – первым на корабли попал Григорий Дмитриевич Невельской, бывший боцманом еще при Петре Первом. Поэтому у будущего адмирала Геннадия Невельского даже не возникало сомнений, какую карьеру для себя выбрать. 8 апреля 1829 года он поступил в Морской кадетский корпус Петербурга. Любопытно, что на тот момент у кадетов особой популярностью пользовалось не военно-морское направление в обучении, а научно-исследовательское. Корпусом руководил прославленный адмирал Иван Федорович Крузенштерн. У всех на устах было недавнее открытие Аляски, совершенное Беллинсгаузеном и Лазаревым, кругосветные походы русских моряков. Не избежал этого увлечения и Геннадий Невельской, навсегда «заболевший» тягой к географическим открытиям. Да вот беда – к моменту его выпуска из корпуса в мире практически не осталось «белых пятен». Недоисследованными оказались лишь прибрежные территории на Дальнем Востоке, к ним-то и обратился мыслями молодой гардемарин. Но прежде ему пришлось набраться опыта службы, а заодно и обрасти нужными для реализации своих грандиозных планов связями.

В 1832 году Невельской одним из лучших окончил Морской кадетский корпус, получил чин мичмана и в числе избранных стал слушателем только что созданного Офицерского класса (прообраз будущей Военно-морской академии). По окончании Офицерского класса лейтенант Невельской был назначен в эскадру адмирала Федора Петровича Литке офицером на корабль «Беллона». Примерно в это же время сын императора Николая I Константин, которому исполнилось 9 лет, тоже получил военно-морской чин и был определен под попечительство адмирала Литке. Фактическим попечителем юного великого князя на многие годы стал Геннадий Невельской, помогавший цесаревичу постичь все тайны морской службы. Больше десяти лет Невельской и его подшефный ходили на кораблях Балтийского флота в различные европейские страны. С опытом службы росли и должности, в 1846 году Невельской получает чин капитан-лейтенанта. Ему чуть больше 30 лет, при дворе установлены крепкие связи, впереди блестящая карьера. Невельскому предлагают возглавить один из крупнейших фрегатов русского флота. Но у молодого капитана в груди горит тот самый азарт географических открытий, и он – к недоумению и непониманию близких – отказывается от этого предложения. Вместо этого Невельской фактически напрашивается на должность командира обычного транспортного судна «Байкал», которое должно было отправиться на Камчатку с грузом. Для него это шанс попасть на Дальний Восток и реализовать то, о чем он мечтает с юношеских лет, – найти устье Амура.

Умерьте прыть!

На тот момент никто из европейцев не знал, где впадает в море (и впадает ли вообще) эта крупнейшая дальневосточная река. Исследование тех территорий усложнялось из-за тяжелых взаимоотношений с Китаем – Поднебесная управлялась маньчжурской династией, границы в тайге фактически не существовало, любой конфликт мог обернуться войной. К тому же на дальневосточные территории зарились и другие державы – японцы осваивали остров за островом, у российских берегов курсировали корабли британского, французского и американского флотов. Попытки сухопутных экспедиций пройти по берегам Амура ничего не дали, и Николай I начертал резолюцию «Вопрос об Амуре, как о реке бесполезной, оставить». Однако Невельской был убежден – выход в море есть, и он его найдет.

Добравшись до Камчатки, он встречается с губернатором Восточной Сибири Николаем Муравьевым и убеждает того попробовать еще раз. Муравьев, помня об указании императора, составляет подробное письмо с описанием резонов Невельского и отправляет его в Петербург, желая заручиться одобрением свыше. Но погода не ждет, и молодой моряк решает, не дождавшись указаний, отправиться в плавание. Летом 1849 года корабль Невельского сначала достигает устья Амура, а потом обнаруживает пролив между материком и островом Сахалин. Успех – грандиозный, загадка решена, и Невельской отправляется в столицу, где встречает крайне холодный прием. Правительство обеспокоено самовольной деятельностью капитана. Звучат предложения наказать мореплавателя. Впрочем, Николай I рассуждает в духе «победителей не судят». Невельскому присваивают следующее звание, сухо благодарят и отсылают на Дальний Восток с указанием – поумерить прыть и больше никаких экспедиций не предпринимать. «Ни под каким видом и предлогом не касаться лимана и реки Амур», – звучит царское указание.

Джангин не напугал

Но Невельского уже охватил азарт исследователя: мало найти устье Амура, надо изучить всю территорию вокруг него. И прямо нарушая волю императора, мореплаватель отправляется в новый поход. В нем он впервые лицом к лицу сталкивается с теми самыми маньчжурами, которых так опасаются в Петербурге.

«Подойдя к мысу Тыр, я увидел на берегу несколько манджуров и толпу инородцев – гиляков и мангунов до 200 человек... Выйдя здесь на берег в сопровождении переводчиков Позвейна и Афанасия, я подошел к старшему из манджуров, которого гиляки называли джангин, что значит богатый старик, купец; этот манджур... важно и дерзко спросил меня, зачем и по какому праву я пришел сюда... никто из посторонних, кроме их, манджуров, не имеет права являться в эти места. Я возразил ему, что так как русские имеют полное и единственное право быть здесь, то я требую, чтобы он, манджур, со своими товарищами, манджурами, немедленно оставил эти места. На это манджур, указывая на окружавшую его толпу, потребовал от меня, чтобы я удалился, и что в противном случае он принудит меня сделать это силою... В ответ на эту угрозу я выхватил из кармана двуствольный пистолет и, направив его на манджура, объявил, что если кто-либо осмелится пошевелиться, то в одно мгновение его не будет на свете. Вооруженные матросы по моему знаку немедленно явились ко мне... Манджуры сейчас же отступили, а инородцы, отделившись от них, начали смеяться над их трусостью», – вспоминает сам Геннадий Невельской.

Позже этот же самый купец, уже гораздо более радушно настроенный, пояснил – эта территория никому не принадлежит, сами они здесь появляются, давая взятки китайским чиновникам за пропуск. Местные жители пожаловались русским на маньчжуров, которые, пользуясь отсутствием любой государственной власти, вели себя крайне агрессивно, ни в грош не ставя обычаи и желания аборигенов. В ответ на это Невельской провозгласил – русский император принимает эти территории под свое покровительство. В 1850 году он основал в устье Амура т. н. Николаевский пост (ныне город Николаевск-на-Амуре), подняв там российский флаг.

Фото: ru.wikipedia.org

Это деяние Невельского вызвало в столице настоящий переполох. Капитана вызвали в Петербург. Некоторые министры предлагали вернуть его на Дальний Восток, разжаловав в рядовые, а основанный Николаевский пост – снести. Но Николай I назвал поступок Невельского «молодецким, благородным и патриотическим» и даже наградил его орденом Св. Владимира 4-й степени, а на доклад Особого Комитета наложил знаменитую резолюцию: «Где раз поднят русский флаг, там он спускаться не должен».

Путешественник и адмирал

Кроме того, царь повелел начать ту самую официальную Амурскую экспедицию, которая должна была освоить вновь открытые земли. В ее рамках были составлены подробные карты Амурского лимана, Татарского пролива и устья Амура; найдены удобные бухты в Татарском проливе, в первую очередь Императорская гавань (ныне Советская гавань – один из крупнейших морских портов на Дальнем Востоке России). К России де-факто присоединены земли в низовьях Амура, остров Сахалин и Уссурийский край. Невельской, который в 1851 году женился на выпускнице Смольного института – Екатерине Ельчаниновой, принимал самое активное участие в этой работе.

Вернувшись в 1856 году в Санкт-Петербург, Геннадий Невельской более не участвовал в морских плаваниях. Значительную часть жизни он посвятил систематизации материалов, собранных им в ходе Амурской экспедиции: он участвовал в уточнении карт, консультировал политиков и предпринимателей. Был действительным членом Императорского Русского географического общества. В 1874 году ему было присвоено звание адмирала. Кстати, внуки Невельского также пошли по «морской» линии, посвятив свою жизнь Балтийскому флоту.

Кстати

Именем Геннадия Невельского был назван ряд военных и гражданских судов. Улица, площади и скверы имени Невельского есть в ряде российских городов и поселков. Международный аэропорт Хабаровска носит имя адмирала Геннадия Невельского.

Оцените материал
Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах