aif.ru counter
419

Вся жизнь Нины Горловой. Как фотограф-любитель покорила артистов БДТ

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. Аргументы и факты - Петербург 20/11/2019 Сюжет Театральная столица
Герои ее фото всегда естественны. Такие, какими знают их близкие, друзья. А зритель практически никогда не видит... Актёры Елена Попова, Михаил Морозов, Кирилл Лавров и режиссёр Тимур Чхеидзе.
Герои ее фото всегда естественны. Такие, какими знают их близкие, друзья. А зритель практически никогда не видит... Актёры Елена Попова, Михаил Морозов, Кирилл Лавров и режиссёр Тимур Чхеидзе. © / Нина Горлова / БДТ

Снимки для себя

Простенькую советскую «Смену» Нина Максимовна взяла в руки лишь незадолго до того, как пришла работать в театр. Грех было бы, решила, не запечатлеть великих актёров, с которыми встречалась практически каждый день.

Ей повезло: наш БДТ был в ту пору - а это конец шестидесятых - одним из самых популярных в стране. Каждый спектакль становился событием. Всё свободное время она проводила за кулисами. Затаив дыхание, наблюдала оттуда за игрой актёров, не уставая восхищаться теми, кто, выходя на сцену, заставлял зрительный зал сопереживать своему герою, рыдать или смеяться вместе с ним.

В какой-то момент захотелось запечатлеть этих удивительных людей и те прекрасные мгновения, которые они дарят вместе с режиссёром. 

Снимала «для себя», предварительно спросив разрешение. Ей даже в голову не приходило сделать фото тайком, улучив момент. «Я так любила их всех, разве могла обидеть неосторожным кадром? - Объясняет Нина Максимовна. - Снимая, старалась никому не мешать. Если у кого-то было, скажем, неважное настроение, о фотографировании даже не заикалась. К каждому актёру требовался, конечно, свой индивидуальный подход».

Помогала работа. Её обязанностью было одевать перед спектаклем и переодевать во время него «женскую половину». Дело не такое простое, как может показаться, требует обоюдного, и от актёра, и от костюмера, терпения, аккуратности. Плюс безошибочное знание мизансцен для оперативной смены гардероба. В общем, достаточно хлопотно, ответственно, а порой и нервно.

Спрашиваю у Горловой, бывали у неё «сбои» во время спектаклей? В ответ вздыхает: один случай был. До сих пор не может забыть его. Случилось это на нашумевшем, очень популярном спектакле «Энергичные люди», поставленном Товстоноговым по пьесе Шукшина. Заглавную женскую роль в нём исполняла блестящая трагикомическая актриса Валентина Ковель. По ходу действия ей нужно было достать из шкафа и облачиться в шубу, меховую шапку, новые модные сапоги. И вот идёт спектакль, подлетает к шкафу Валентина Павловна, рывком открывает дверцу, не прекращая эмоционального диалога со сценическим мужем Евгением Лебедевым. Надевает шапку, достаёт шубу. Наклоняется за сапогами, шарит внизу рукой - нет их. 

«Стоя в кулисах, я замерла от охватившего меня ужаса, - вспоминает Горлова. - Забыла их положить из-за сумятицы в гримёрке в последние минуты перед выходом актёров на сцену. Впервые такое со мной случилось. А Валентина Павловна тем временем, не выходя из образа, расхаживает по сцене в шубе и мягких домашних тапочках, мол, так всё и задумано, пеняя «мужу» Лебедеву за то, что «надул её с сапогами».

- Досталось вам потом от неё?

- Ковель взялась меня утешать! Не волнуйся, говорит, всякое на сцене бывает. Главное в нашем деле - не забыть роль, остальное не страшно».

То, что прячут «звёзды»

К «звёздным» актрисам допустили Горлову не сразу. Что ничуть её не обижало. Это не мешало видеть их, фотографировать, дарить им свои чёрно-белые карточки. О том, что фото могут быть постановочными, она в то время понятия не имела. Кого-то снимала из-за кулис в гриме и сценическом костюме. Кого-то - встретив в служебном буфете, у входа в театр, на прогулке во время гастролей. И где бы кого ни снимала, её герои всегда естественны. Такие, какими знают их близкие, друзья. А зритель практически никогда не видит, перенося на любимого артиста характер особо удавшегося ему героя. Как это было, к примеру, с Кириллом Лавровым.

В театре он не один год играл Ленина в спектакле «Перечитывая заново», а в фильме «Укрощение огня» - Главного конструктора (прообраз учёного Сергея Королёва). Из-за чего многие героизировали и самого Кирилла Юрьевича, предполагая в нём категоричность, резкость характера, авторитарность. На самом деле Лавров был деликатен, добр, достаточно мягок, обладал прекрасным чувством юмора, никогда не кичился своими званиями и наградами, оставаясь в общении человеком простым. На фотографиях Нины Горловой он именно такой.

Или Алиса Фрейндлих - непроходящая любовь петербургских театралов, да и не только петербургских. В БДТ она перешла из Театра им. Ленсовета в самом начале 1980-х. Горловой очень хотелось её заснять. Но как подойти, что сказать? Долго «кружила» Нина Максимовна вокруг Алисы. Та не то чтобы не разрешала «щёлкнуть» её (кстати, уже не на «Смену», а на мечту многих советских людей - «Зенит»), но то куда-то спешила, то ссылалась на усталость.

А. Фрейндлих в антракте спектакля «Стеклянный зверинец».
А. Фрейндлих в антракте спектакля «Стеклянный зверинец». Фото: БДТ/ Нина Горлова

«Всё изменилось после того, как я получила у неё разрешение сделать несколько фото на спектакле «Последний пылко влюблённый», - вспоминает Нина Максимовна. - Они ей понравились. Потом мы как-то «пересеклись» у лестницы в фойе. Там же проходили ещё несколько сотрудников. Они захотели сняться с Алисой Бруновной, та не отказала. Позже, когда мне доверили готовить костюмы для ведущих актрис, я стала бывать в её гримёрке. Постепенно она ко мне привыкла, стала позволять иногда её фотографировать. Но с её снимками долго была какая-то мистика. Проявляю плёнку, все кадры нормальные, и только те, что с Фрейндлих, засвечены. Или выдержка оказывается неудачной, или плёнка бракованной. Но всё-таки несколько фото удалось сделать. Моя самая любимая - у зеркала в гримёрной, в антракте спектакля «Стеклянный зверинец». 

Есть в уникальной фотоколлекции Нины Горловой и портреты Георгия Товстоногова. Любителям драматического искусства Гога, как за глаза звали его в театре, запомнился суровым на вид, с неизменной трубкой во рту или в руках. А на её снимках - заразительно смеющийся, озадаченный, удивлённый. Разный. И очень живой. Так же и с легендарным Евгением Лебедевым, с его гениальными коллегами Стржельчиком, отцом и сыном Толубеевыми, Людмилой Макаровой, Олегом Басилашвили, Зинаидой Шарко, Николаем Трофимовым, Олегом Борисовым…

Борисов, как вспоминает Нина Максимова, был очень закрытым человеком. О том, что у него на самом деле доброе сердце и ранимая душа, знали в театре немногие. Узнали, когда Гога ставил спектакль «Три мешка сорной пшеницы», для которого потребовались две собачки. Их нашли, привезли в театр - обычные дворняжки, но ласковые, сообразительные. Борисов быстро привязался к ним, проводя около пёсиков всё свободное время. Один из таких моментов и запечатлела камера костюмера Горловой, оказавшейся в нужное время в нужном месте.

Георгий Товстоногов на её снимках - заразительно смеющийся, озадаченный, удивлённый. Разный. И очень живой.
Георгий Товстоногов на её снимках - заразительно смеющийся, озадаченный, удивлённый. Разный. И очень живой. Фото: БДТ/ Нина Горлова

«Они - уникальные!»

Как ей это удавалось? Где, у кого научилась она определять единственно правильную точку съёмки? Выстраивать композицию? «Да как-то всё само получалось», - объясняет, смущаясь. Родившись за год до войны, пережив блокаду и трудное послевоенное время, Нина Горлова впервые узнала, что такое искусство, будучи уже взрослой, работая на заводе грампластинок. Там услышала и полюбила классическую музыку. Попав позже в костюмерный цех БДТ, открыла для себя Его величество Театр. Он и стал её главным учителем. Маленькая ростом («блокадный синдром»), стеснительная, незаметная, она беззаветно служила ему более сорока лет, ни на день не расставаясь при этом с фотокамерой.

О том, что счёт снимков пошел у неё на тысячи, узнали в Большом драматическом случайно. Однажды фотографии Горловой увидела начинающий тогда театральный фотограф Юля Белокрыс (Кудряшова). «Они же уникальные!», - воскликнула она. Это было незадолго до 70-летнего юбилея театра. В зале, где труппа отмечала круглую дату, Юля организовала выставку Нины Максимовны. Та вызвала единодушное восхищение. 

Тем бы, наверное, всё и закончилось. Работы с юбилейной выставки после окончания торжеств разошлись по рукам. Чему сама Горлова была только рада. Благодарности своих героев ей вполне хватало. Но Юля посчитала, что несправедливо и неправильно скрывать такое сокровище от горожан. И спустя некоторое время организовала в Доме актёра уже настоящий вернисаж никому не известного любителя, предварительно разобрав горы негативов, отсканировав каждый, отобрав лучшие из них, издав буклет и выпустив афишу. А потом нашла и издателя для альбома. Он вышел в 2006 году тиражом тысяча экземпляров, сразу став раритетом. 

Сама Нина Максимовна, ныне 79-летняя пенсионерка, живёт в скромной квартирке на окраине города. Радуется редким звонкам знакомых. И, перебирая старые фото, вспоминает о днях своей жизни - среди артистов великой товстоноговской труппы.

Кстати

Большой поклонник таланта Горловой народный артист России и Украины Валерий Ивченко посвятил ей эссе. «Придя в БДТ, - пишет он, - я обратил внимание на молодую женщину невысокого роста с детским лицом и огромными ясными глазами, нередко стоявшую в кулисах. Её присутствие на сцене было так естественно, что ты обращал внимание на это обстоятельство только тогда, когда Нины почему-то не было на месте… И вдруг начинаешь понимать, что не ты снисходил до «чудаковатой костюмерши», а это её самоотверженная, бескорыстная любовь вырывала тебя из потока суеты, эгоизма, актёрского тщеславия, открывая тебе лучшего тебя. Ты смотришь на лица своих товарищей, запечатлённых на этих снимках, и думаешь: «Господи! Как же они красивы, как светлы и чисты!»… 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество