65

Фанаты «Зенита»: хотим, чтобы нас услышали

Вместо милиции – служба стюардов  

- Вадим, Координационный совет болельщиков – относительно новая для фанатов «Зенита» организация. Для чего ее создали?

- Вы знаете, что в городе несколько крупных болельщицких объединений. У всех различная история и методы поддержки команды «Зенит». Они жили  каждый своей жизнью и зачастую даже противоречили друг другу на трибунах. Настало, видимо, то время, когда лидеры этих объединений поняли, что нужно мыслить и делать что-то в одном направлении. В прошлом 2008 году, очень успешном для нашего футбольного клуба, лидеры встретились: в процессе разговоров и совместных действий и родилась такая организация, как Координационный совет болельщиков. В него входят лидеры всех крупнейших объединений болельщиков «Зенита»: «Невского  фронта», «Клуба болельщиков», Лиги «ОфСайт», Группы «Сектор 10», и «11-го сектора» и «Фан-Виража». За нами в общей сложности стоят тысяч восемь болельщиков «Зенита».

- КСБ громко заявил о себе, когда вы опубликовали открытое письмо губернатору Валентине Матвиенко, в котором подняли острый вопрос – конфликты фанатов с милицией. Вы уже почувствовали какой-то результат от этого обращения? 

- Почувствовать пока, наверное, не удалось, потому что после всего этого прошел только один домашний матч. Стало ясно лишь: губернатор возложила решение этой проблемы на спорткомитет. Была создана рабочая группа, в нее вошел представитель спорткомитета господин Растворцев, представитель милиции, который работает непосредственно на стадионе. От болельщиков был я. На месте мы пытались понять, как конкретно можно решить накопившиеся проблемы. Надеемся, что эту рабочую группу создали  не для того, чтобы отработать на одной игре, и что наши предложения будут зафиксированы и найдут применение. Но поймем мы, наверное, это после 12 числа, когда у нас состоится первая домашняя игра с «Москвой».

- А как, на ваш взгляд, можно изменить ситуацию на стадионе?

- Чаще всего люди жалуются на то, что им трудно проходить через кордоны, из-за чего болельщики не могут вовремя попасть на территорию «Петровского». Учитывая, что стадион сложный, что там один мост на вход, а нужно пропустить 20 тысяч человек меньше чем за час, мы, тем не менее, нашли возможности для решения проблемы. Мы посчитали, что вместо 10 проходов там можно сделать 15 и таким образом ускорить прохождение людского потока через кордоны. 

Что касательно отношений болельщиков и милиции, то фанаты на «Вираже» просят вообще убрать правоохранительные органы со стадиона, чтобы рядовые болельщики не контактировали с ними. Как показывает  европейский опыт, это возможно: за рубежом с болельщиками работают специально обученные стюарды. На сегодняшний момент болельщики изъявляют желание создать свою стюардовскую службу, чтобы самим контролировать порядок. Наверное, это выход. Другое дело, тогда должны быть достигнуты жесткие договоренности с болельщиками. Впрочем, в последнее время слову фанатов можно доверять: если они обещают порядок во время матча, то свое обещание сдерживают.

Главное - не цвет кожи, а результат      

- Вадим, как происходит утверждение баннеров: их изготовление, согласование? Кто придумывает идеи?

- При каждом фанатском объединении существует некий круг людей (арт-группа), который занимается этим: обдумывает и обговаривает идеи. Потом баннер утверждается лидером организации: если по идейным и другим показателям проходит, то он достоин того, чтобы быть представленным на  трибунах. Потом клубы присылают эскизы в отдел по работе с болельщиками футбольного клуба «Зенит», где изображение согласовывается окончательно.

- Все мы помним скандальную историю с баннером, оскорбляющим память Льва Яшина. После этого что-то изменилось в подходе к изготовлению баннеров? 

- Эта история произошла на «Фан-Вираже». Могу сказать, что лидеры движения требовательнее стали относиться к тому, что вообще проносится и делается людьми. Тот баннер был несанкционированным: человек обернулся и на себе пронес его на стадион без согласования с кем-либо.    

- Известно, что определенная часть болельщиков «Зенита» воспринимает в штыки идею приглашения в команду темнокожих игроков. Но ведь все понимают, что в ситуации, когда клуб нуждается в новых игроках, темнокожие футболисты могут сыграть свою роль. Будет ли Координационный совет болельщиков вырабатывать нужное общественное мнение по этому поводу среди фанатов? 

- Я думаю, что совет занимается тем, то выражает нужды и мнение всех болельщиков. Не семь человек учат фанатов, как нужно поступать, а  наоборот. Внутри своих организаций мы принимаем какое-то решение и обдумываем, как его выносить в массы. Тому свидетельство – открытое письмо губернатору.

Что касается темнокожих игроков, то я думаю, что эта проблема надуманна, потому как футбольный клуб «Зенит» привлекает в свои ряды тех людей, которые хотят играть именно в Петербурге, именно за «Зенит». И ни для кого ни тайна, что в свое время делались попытки привезти сюда темнокожих игроков: на базе тренировался Гьян, Зе Роберту хотели купить. Но люди не хотят сюда ехать. Это, в принципе, понятно: северный город, тяжелый климат, далеко не Западная Европа. Вспомним хотя бы представителя Аргентины Домингеса: человек, хоть и не с темным цветом кожи, но с юга, он всегда опаздывал на сборы с отпуска. Переполнил терпение тренера и команды, пришлось его продать. Или пример Фатиха Текке: игроку из Турции очень тяжело здесь. Какой бы ни был хороший футболист, он должен двигать команду, приносить результат. 

-  Где, на ваш взгляд, лучше смотреть футбол: на стадионе, в спортбаре или дома, на диване?

- Все зависит от того, что вы хотите получить от футбола: если хотите получить накал страстей и увидеть атмосферу праздника, то, конечно, все это возможно только на стадионе. Если вас интересует исключительно футбол, наверное, по телевизору более качественно покажут. Но я бы посоветовал успеть везде: сходить на футбол, чтобы увидеть все своими глазами, а не читать в газетах или Интернете. Потом, после футбола сходить в бар, обсудить под запись с друзьями то, что вы видели – перипетии игры. А потом уже когда-нибудь посмотреть все тонкости матча дома на диване.  

Сначала увлечение, потом призвание 

- Вадим, сколько лет вы болеете за «Зенит»?

- Трудно сказать… В первый раз пошел на игру в 1981 году. А на выезд отправился в 87-м. Получается, где-то между 81-м и 87-м я стал болеть за «Зенит». В Координационном совете болельщиков я представляю «Фан-Вираж». Почему я занялся общественной работой? Когда ты увлекаешься чем-то больше 20 лет, в принципе, наверное, секретов для тебя нет: все знаешь от «А» до «Я». Поэтому стараешься принимать решения, участвовать в переговорах…. В общем, пытаешься сделать так, чтобы движение развивалось, чтобы оно было на коне российской фан-сцены (смеется) и - в связи с последними успехами - на международной арене тоже. 

- А есть любимые игроки?

- Лично у меня? Вы знаете, наверное, любимого игрока сейчас нет. Люблю всех тех футболистов, кто в данный момент играют за футбольный клуб «Зенит».

- С кем-то из футболистов сложились дружеские отношения?

- Я часто встречаюсь с игроками и они, безусловно, знают, кто я. Но дружеских отношений лично у меня нет. Что касается в целом дружбы между болельщиками и командой, то фанаты пытаются дружить со спортсменами. Я  в этом плане часто вспоминаю зарубежный опыт. На Западе, если команда выиграла, она подходит прямо к трибунам, общается с болельщиками. Порой, бывает, человек, который забил решающий гол, залезает на вышку, кричит что-то в мегафон фанатам, они отвечают. Словом, идет какое-то взаимодействие. Для фанатов очень важно, что они составляют одно целое с командой. Что те не сыграли и убежали, а стоят и поют те же песни, что и болельщики. К сожалению, у нас пока такого нет. Так что есть к чему стремиться.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах