230

Словарь одного слова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14 03/04/2002

В минувшие выходные в Восточно-Европейском институте психоанализа прошла дискуссия на тему: "Матерная речь как феномен культуры (слово х..й в опыте речи, мышления и жизни). Ученые мужи и представители литературной тусовки на полном серьезе с жаром обсуждали животрепещущую проблему: может ли культурный человек ругаться матом, и если может, то как именно?

Поводом для обсуждения стал выход первого тома "Большого словаря мата", целиком посвященного одному слову. Тому самому, что чаще всего пишут на заборах. Автор этого монументального, на 400 страниц мелкого текста, труда Алексей Плутцер-Сарно выявил у вышеозначенного слова 19 значений, 9 подзначений и 23 оттенка употребления. А кроме того привел в словаре около 400 идиом и языковых клише и более 1000 фразеологически связанных значений всенародно любимого термина. В общем, участникам дискуссии было о чем поговорить. Правда, сам господин Плутцер-Сарно на презентацию своей книги не пришел. Как пояснил издатель словаря известный критик Виктор Топоров, автор находится в Киеве, занимается черным пиаром и, несомненно, вернется обогащенным новыми знаниями о предмете дискуссии.

Не явились на обсуждение и некоторые слабонервные психоаналитики, посчитав тему "слишком скользкой". Аудитория тут же обвинила их в комплексах и усомнилась в профессиональной пригодности. Впрочем, и те, кто решился на доклад, чувствовали себя не в своей тарелке, поэтому психоаналитики немедленно начинали рассуждать о терапевтической пользе произнесения вслух ненормативной лексики, о вытеснении агрессии и сыпали понятными только им терминами, а литераторы подогревали свой полемический запал пивом и джин-тоником.

Правда, когда философ Александр Секацкий популярно объяснил, что мат есть наше национальное достояние, подкрепив свою речь массой примеров, все расслабились.

Многие выступления начинались примерно так: "Сам я этой книжки не читал, но с предметом обсуждения знаком хорошо". Далее рассказывалась какая-нибудь история. Например, писатель Наль Подольский поведал о том, что во время холодной войны американские военные за голову хватались, пытаясь расшифровать секретную информацию русских. Ни одна дешифровальная машина не понимала ни слова. Поэтому американским лингвистам выдали спецзадание - изучить русский мат. Виктор Топоров рассказал трогательную историю, как в декабре 1953 года написал торжественное обещание: "Светлой памяти товарища Сталина. Обязуюсь больше никогда не ругаться матом". Но слова своего не сдержал, поскольку являлся одним из основных информантов при составлении данной книги. Прогрессивный критик Вячеслав Курицин сначала хотел сказать что-то умное, но забыл что. И ограничился невероятной историей о президенте Путине. Когда журналисты готовили с президентом Путиным книгу "От первого лица", то записывали его рассказы не на диктофон, а на видео. Оказалось, что господин Путин тоже не чурается крепкого словца. И вот приносит один из журналистов пленку домой, ставит ее в видеомагнитофон и начинает расшифровывать. Тут в комнату входит его мама и видит, как по телевизору выступает Владимир Путин и говорит такое...

Страсти накалились после того, как философ Нина Савченкова заявила, что у обсуждаемого слова, в отличие, скажем, от слов фаллос или пенис, нет означаемого предмета. Ни один представитель мужской половины аудитории с этим не согласился.

Далее дискуссия плавно съехала на обсуждение темы, может ли культурный человек ругаться матом. Решили, что может, но должен это делать интеллигентно. Точку в споре поставил один из выступавших, который заявил, что ругаются все, только народ выражается просто так, а интеллигентные люди проводят дискуссии, семинары, пишут книги и зарабатывают на мате деньги. На том и согласились, постановив провести следующие дебаты осенью, когда выйдет очередной том "Большого словаря мата" на букву "П".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах