41

Обретая милосердие

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23 05/06/2002

В минувшие выходные в Республиканской инфекционной больнице в Усть-Ижоре отмечали Международный день защиты детей. Здесь на первом отделении живут тридцать ВИЧ-инфицированных детишек из разных уголков России в возрасте от года до пяти лет. Родители от них отказались. И никто, кроме врачей, не хочет видеть в них полноправных членов общества.

Дети-изгои?

С ВИЧ-инфицированными детьми в Усть-Ижоре работают уже одиннадцать лет. За это время в лечении СПИДа произошли большие перемены. И практически ничего не изменилось в отношении общества к больным этим страшным недугом. Диагноз ВИЧ - как клеймо. Обыватель от него шарахается, как черт от ладана.

"Еще два-три года назад мы решали совсем другие задачи, чем сегодня, - говорит главный врач Республиканской инфекционной больницы Евгений Воронин. - Тогда мы боролись буквально за каждый день жизни наших детей. Теперь мы думаем о том, что они должны состояться как личности, вырасти полноправными членами общества. Мы пригласили воспитателей, музыкального педагога, логопеда, психолога. Но как сложно было их найти: специалисты опасались к нам идти! Общество до сих пор боится больных СПИДом".

Боится до дрожи в коленках. Помните, сколько шуму было, когда в Питере отказных детей с подозрением на ВИЧ стали определять в обычный дом ребенка? В глубинке все еще более запущено. Лене два с половиной года. В Усть-Ижору ее привезли из провинциального детского дома, где почти год держали в полной изоляции, как прокаженную. А в одном из колхозов председатель, узнав, что в семье есть ВИЧ-инфицированный, поставил ультиматум: или вы завтра убираетесь из деревни на все четыре стороны, или мы сожжем вас вместе с домом.

У них есть будущее!

В России нет единой политики в отношении детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей, считает Евгений Воронин. По статистике, каждая четвертая мамаша отказывается от такого ребенка. Поставить малышу окончательный диагноз (есть у него вич-инфекция или нет) врачи могут только в возрасте полутора лет. Есть методика определения диагноза и в возрасте 3-6 месяцев, но применяется она недостаточно широко. В любом случае до окончательного вердикта медиков дети растут в полной изоляции. Те, у кого диагноз подтвердился, так и остаются изгоями.

"Меня часто спрашивают, а какие перспективы у этих детей? - говорит Евгений Воронин. - Точного ответа не знает никто. Первый диагноз ВИЧ-инфекции был поставлен ребенку в Питере еще в 1989 году. Девочка до сих пор жива. А современная противовирусная терапия позволяет отодвинуть стадию СПИДа на многие годы и обеспечить при этом высокое качество жизни. Ежегодно появляются все более мощные препараты. Есть надежда, что через десять лет мы научимся лечить эту болезнь.

Да возьмите хоть детей, которые были заражены ВИЧ-инфекцией в больницах Элисты, Ростова и Волгограда в начале девяностых. Долгое время мы оказывали им только социальную поддержку. Теперь лечим! Тогда в год умирали 10-12 детей. В прошлом году - только один. Они занимаются спортом, ходят на дискотеки, живут полноценной жизнью. Они выросли. Две наших пациентки недавно рожали. Дети у них абсолютно здоровы. СПИДа у них нет".

Первый отказной ребенок

Ане пять с половиной лет. Все это время живет в больнице в Усть-Ижоре. Она одна из первых шести отказных детей в России, рожденных ВИЧ-инфицированными женщинами. У пятерых детей диагноз не подтвердился. Аня не знает, что у нее СПИД, но уже понимает, что она какая-то не такая. Потому что других детей взяли в приемные семьи, а ее нет. Иногда она спрашивает врачей: "А когда же заберут меня?"

У Ани есть названный брат. Андрюша на год ее младше. У него тоже диагноз подтвердился. Они самые старшие на отделении, поэтому всегда вместе. Симпатичные, улыбчивые дети. Пока родителей им заменяют сотрудники больницы. Они всеобщие любимцы. А Евгений Воронин водит их в зоопарк и цирк.

Медперсонал верит, что и Аню с Андреем можно устроить в приемную семью. Верит, что они пойдут в обычную школу, и не надо будет искать им индивидуальных педагогов. Хотя надежды на это пока мало. И не потому что болезнь не оставит им шанса. Просто общество к этому еще не готово. Если на Западе принять в семью ВИЧ-инфицированного ребенка стало уже обычной практикой, то в России подобного прецедента еще не было. Может, стоит его создать?

P. S. В судьбе Ани и Андрюши (на снимке) активное участие принимает Санкт-Петербургский благотворительный фонд "Родительский мост". Обращаться можно по телефону 272-68-51, пейджер 053, аб. 331074.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах