70

Домик в деревне оказался памятником

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7 18/02/2004

Поселок с романтическим названием Куркиеки, что в переводе с финского означает Журавлиная река, расположен на полпути между Приозерском и Сортавалой. Это удивительной красоты место примечательно не только шикарными пейзажами ладожских шхер и богатой историей. В древности поселок, носивший название Кирьяж, являлся географическим центром расселения карел, а располагавшийся здесь шведский город Кроноборг в свое время был побогаче Выборга. Но былое величие в прошлом. Сегодня главная достопримечательность поселка - единственный на территории России памятник архитектуры, построенный известным финским архитектором Ларсом Сонком. Уникальную усадьбу в одиночку спасает от разрушения бывшая жительница Петербурга.

Усадьба по цене дров

Лет десять назад петербурженка Лидия Иванова и ее муж озаботились поиском жилплощади. Дети выросли, появились внуки, семья перестала помещаться в двухкомнатной городской квартире. Решили купить домик в деревне. Хотели поближе к городу, но подвернулся очень выгодный вариант. В поселке Куркиеки местная власть продавала большой деревянный дом. По цене дров.

"В советское время в нем располагался детский садик, - рассказывает Лидия Евгеньевна, - потом совхоз размещал здесь сезонных рабочих. Весной, перед приездом работяг, в домике делали косметический ремонт, красили, окна стеклили, подновляли. Однако к следующей весне усилиями местных люмпенов он снова превращался в развалину: окна без стекол, двери настежь, в комнатах развал. В общем, когда мы его увидели, дом находился в плачевном состоянии. Но мы подумали, что сможем его подновить. И переехали туда жить".

Изумленные финны

Бывшие финские территории Карельского перешейка - традиционные места паломничества наших северных соседей. Пожилые финны с ностальгическим удовольствием приезжают на родовые пепелища, поддерживают контакты с новыми хозяевами их хуторов и усадеб. Куркиеки не исключение. О каждом старом доме в поселке было известно, кто здесь жил до Великой Отечественной. О каждом, кроме дома Ивановой.

"Мне это показалось странным, и я написала письмо в финскую русскоязычную газету, послала фото, - говорит Лидия Евгеньевна. - А через неделю ко мне приехала целая финская делегация: журналисты, ученые, архитекторы, искусствоведы. Они ходили по дому и восхищенно качали головой. Оказалось, что усадьба была построена в 1914 году по проекту известного финского архитектора Ларса Сонка. Финны думали, что это здание эпохи финского национального романтизма давно утрачено. Изумлению их не было предела".

Сами развалили, сами и реставрируйте

Теперь дом Лидии Евгеньевны зарегистрирован как частное учреждение культуры и вместе с прилегающей территорией охраняется как памятник архитектуры. Летом здесь размещается выставка из фондов местного краеведческого музея. А финны регулярно проводят в Куркиеках научные семинары или просто приезжают в гости. Правда, изменение статуса дома никак не отразилось на его состоянии: деревянная обшивка обвалилась, о террасах, балкончиках и внешних лестницах остались одни воспоминания, нижние венцы сруба вот-вот превратятся в труху. Ни средств, ни сил на восстановление памятника архитектуры у пожилой женщины нет (мужа Лидия Евгеньевна похоронила несколько лет назад). В приличном состоянии поддерживаются только внутренние помещения. А усадьба не маленькая: без малого десяток комнат со старинными изразцовыми каминами.

А где же спонсорская помощь благодарных финнов? Финны, конечно, поддерживают хозяйку их национального достояния, однако на реставрацию денег не дают. Во-первых, по закону они не могут оказать государственную финансовую поддержку частному лицу, а во-вторых, говорят, мол, вот вы, русские, здесь все развалили, ну так восстановите хоть что-нибудь сами...

Кто-то завидует, кто-то гордится

С местной властью и жителями поселка у Лидии Евгеньевны тоже отношения не простые. Кто-то гордится, что в Куркиеках появилась такая достопримечательность, а кто-то попросту завидует. Еще бы, приобретала Лидия Иванова развалюху по цене дров, а та оказалась усадьбой, да еще и территория, к ней прилегающая, теперь охраняется, и строить там нельзя, поскольку это памятник ландшафтной архитектуры. Поэтому сегодня хозяйка усадьбы держит оборону на трех фронтах. Во-первых, обороняется от состоятельных городских бизнесменов, активно строящих коттеджи и пытающихся залезть на охраняемую территорию. Во-вторых, добивается переноса расположенных рядом с усадьбой погребов и дровяных сараев местных жителей, как положено по Закону об охране памятников. Наконец, воюет с местной властью. Лужайка перед усадьбой долгое время использовалась в поселке в качестве местной свалки. Неофициально, естественно. Но как только хозяйка организовала вывоз вековых завалов и попыталась, восстанавливая исторический ландшафт, разбить там небольшой палисадник, сельсовет этому воспротивился.

Но Лидия Евгеньевна не унывает. Надеется, что ей, наконец, выделят положенный всем местным жителям раз в десять лет бесплатный строевой лес. Надеется найти взаимопонимание с местной властью. Надеется отыскать спонсора. "Я понимаю, что самостоятельно усадьбу мне не восстановить, - говорит она. - И если найдется кто-то, кто согласится вложить в усадьбу средства, отреставрировать, организовать гостевой домик, сохранив исторический антураж и статус культурного центра, я б довольствовалась статусом управляющего. А нет - буду восстанавливать усадьбу в одиночку. Что смогу, то сделаю. Прикипела я к этому месту сердцем".

P. S. Архитектор Ларс Сонк (1870-1956) - яркая фигура национального романтизма Финляндии. Главными его творениями являются церковь Микаэла Агриколы в Турку и церковь Св. Иоанна в Тампере. Наряду с городской архитектурой Сонк проектировал много вилл, среди них - дачу президента Финляндии и дачу композитора Яна Сибелиуса.

Одна из особенностей стиля национального романтизма: архитектурное произведение органично вписывалось в природную среду, которая составляла с ним единое целое.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах