77

Бетонные дети войны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25 21/06/2006

Когда на Карельском перешейке в лесу натыкаешься на мрачную бетонную коробку со щелями-амбразурами, из которых так и веет могильным холодом, вспоминаешь слово из трех букв - дот. Долговременная огневая точка.

Долг гражданина

Больше 60 лет прошло после окончания войны, а они все еще стоят, хоть и ветшают, и порастают мхом на крошащемся бетоне, и покрываются надписями "здесь был Вася", а также копотью от самодельных факелов.

Алексей Шварев, автор некоммерческого интернет-проекта www.around.spb.ru, занимается военной историей уже довольно давно. И хотя он по статусу любитель - его профессия к истории не имеет отношения, - но знает так много, что иным профессионалам, которые продолжают публиковать небылицы о войне, неплохо было бы у него поучиться.

- Конечно, я не один этим занимаюсь. У нас сложился такой крепкий полувиртуальный коллектив, каждый из нас знает довольно много о военных событиях, происходивших в этих местах. Люди и в навигации разбираются совершенно профессионально, и в истории оружия, и в фортификации. Началось все с того, что стали выходить книги о Зимней войне, и там было столько неизвестных нам раньше фактов, которые порой противоречили официальной истории, что захотелось самому в этом разобраться.

Дот для бомжа

Действительно, мифов о Зимней войне существовало достаточно. Советские войска не могли прорвать линию Маннергейма не по причине ее неприступности, а из-за полного отсутствия боевого опыта. И глубиной эта линия была не 90 километров, а всего полтора-два. Более того: советская литература линией Маннергейма называла вообще все финские доты, тогда как сами финны считают, что это линия, где зимой была остановлена Красная армия.

- Как ни странно, на доты меня подбил москвич - Михаил Левин со знаменитого тогда сайта "На авто по России". Он приезжал в отпуск изучать наши доты, и мне, коренному питерцу, раскрыл на них глаза. Не все знают, что доты на Карельском перешейке до 1996 года находились на вооружении и существовал даже специальный полк по их обслуживанию. Они были законсервированы: на станках и орудиях лежал толстый слой защитной смазки, амбразуры и входы были заложены кирпичом. А потом доты были "уволены" и разжалованы, теперь их грабят, оскверняют. Кирпич давно выломан, чтобы открыть проемы, пушки срезаны на металл, туда же пошли бронедвери, а насосы сперли хозяйственные дачники.

Шварев с товарищами решили сосчитать все доты и нанести их на карту. Взяли обычную карту для туристов и пошли считать. На 1996 год дотов было 265 штук, ребята нашли уже около двухсот. Остались, вероятно, самые сложные - в дебрях, полуразрушенные, полузастроенные. Ведь дот для дачников - просто идеальный фундамент, бетон метровой толщины, да еще внутри картошку хранить можно, правда, двери узкие - тяжело таскать мешки. Еще известны два случая заселения дотов бомжами. Холодно, конечно, там, но все-таки это крыша над головой.

Пение мертвых

А ведь беспризорные нынче доты даже след в мировой литературе оставили - не в военных мемуарах, а в произведении братьев Стругацких "Обитаемый остров". Питерская Юношеская астрономическая школа хвастается, что это они подбили Стругацких на посещение линии Маннергейма. Те так вдохновились, что перенесли увиденное в свой роман. Кстати, слова "сталкер" и "хабар" попали к Стругацким тоже от любителей шариться по "Зоне Маннергейма" - это уже роман "Пикник на обочине".

Как сооружения, видевшие немало крови, доты, разумеется, окружены легендами. Одна из них - о Белом Финне. Он сидел у реки и кипятил чай. Красноармеец убил его выстрелом в спину. Чай вылился в реку и с тех пор все реки в тех краях имеют цвет заварки. А Белый Финн с болотными туманами бродит по округе и ищет своего убийцу. Есть еще легенда о Поющем Доте. Один "черный" трофейщик копал на линии Маннергейма и заночевал на крыше подземной казармы, которая была обрушена и погребла гарнизон дота. Ночью копатель услышал пение по-фински - мужские голоса доносились из-под земли. Говорят, парень бежал 10 километров до ближайшей деревни, побросав вещи.

Но все эти сооружения из старого бетона, пережившие войну, гибнут сейчас. Алексей Шварев считает, что доты надо спасать:

- Хотя бы несколько из них воссоздать как мемориальные, с оборудованием, ведь это все пропадет навсегда. Но даже музеям не очень нужно то, что можно еще спасти из дотов. Мы предлагали неоднократно, везде встречали вежливый отказ или предложение все сделать за свои деньги. Будет неправильно, если от дотов останутся только легенды и мифы.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах