aif.ru counter
57

Вместо елки - автомат

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52 26/12/2007

Сегодня подполковник Александр Даниленко преподает в Михайловской военной артиллерийской академии. Он ведет групповые занятия и принимает у слушателей зачеты. Когда разговариваешь с этим интеллигентным, уравновешенным человеком, с трудом веришь, что тринадцать лет назад он, срывая голос до хрипоты, рвал и метал, командуя штабом гаубичного самоходно-артиллерийского дивизиона 276-го мотострелкового полка во время печально известного штурма Грозного.

Новый год в капустном поле

- В начале декабря 94-го в казармах царила суета лихорадочных сборов, а сами солдаты и офицеры недоумевали: "Неужели будет война?" - вспоминает Александр. - Из состава 239-го артиллерийского полка в авральном режиме формировали сводный артиллерийский дивизион, которому предстояла передислокация в Чечню.

А командирам надо было в течение всего двух недель обучить необстрелянных пацанов-срочников азам артиллерийского искусства. Непрерывные ежедневные тактические занятия, маневры и учебные стрельбы... От усталости подкашиваются ноги, в строю приходилось стоять по 26 часов. Наконец, 23 декабря всех погрузили в эшелоны, идущие в Моздок.

- Началась проверка характеров на прочность. Выдерживали не все. Одного лейтенанта, призванного из запаса и назначенного командиром взвода, всю дорогу бил мандраж, он периодически терял сознание, так что пришлось его в Уфе снять с поезда с печеночной комой.

30 декабря 1994 года 276-й мотострелковый полк совершил марш до границы Северной Осетии и Чечни. А 31 декабря, перейдя Терский хребет, дивизион старшего лейтенанта Даниленко занял огневые позиции на капустном поле чуть севернее аэропорта Грозный-Северный в готовности поддержать огнем подразделения своего полка.

- Новый год отмечали в промежутках между обстрелами Грозного, практически в чистом поле, палатки на снегу расставить так и не успели, - говорит Александр. - Вместо новогодней елки у нас был автомат Калашникова, на который сверху медсестра прицепила елочную игрушку, неизвестно как оказавшуюся в сумочке с медикаментами. А вместо праздничного фейерверка - орудийные залпы по Грозному осколочными и бронебойными снарядами ровно в полночь.

Везунчик Саша

1 января мотострелки 276-го полка вошли в город, втянувшись в уличные бои. И сразу начались первые потери. Когда колонна бронетехники проходила через поселок Садовый, на фугасе подорвался головной танк, от которого остались одни катки и гусеницы. В клочья разнесло командира, лейтенанта Рюмина и двух танкистов.

По цепочке информация передается быстро, и сидевший в машине управления с начштабом Даниленко молоденький лейтенант заплакал.

- Оказывается, во время учебы в военном училище он несколько лет жил в общежитии в одной комнате с погибшим лейтенантом Рюминым, - говорит Даниленко. - Были друзьями, вместе в увольнительную ходили со знакомыми девушками на танцы. И он, размазывая слезы и стукаясь головой о броню, стал проситься на передовую - "отомстить гадам".

Наиболее интенсивная стрельба начались в ночь на Рождество, тогда артиллерийский дивизион полка выдвинулся на огневые позиции южнее аэропорта Грозный-Северный в направлении поселка Алхан-Чурский.

- Чеченцы - это настоящие уличные партизаны. Они частенько использовали такую тактическую уловку: чтобы мы их не накрыли артогнем, на близкое расстояние подъезжали на "уазиках" с приваренными минометами и делали залп на пять - десять выстрелов. Первая мина еще не разорвалась, а в ушах свист последней. Как-то около Республиканского НИИ сельского хозяйства осколками посекло и мою машину. Но обошлось, ни одной царапины.

Сослуживцы прозвали Сашу Даниленко "везунчиком". В то время как мотострелки несли ощутимые потери, артиллерийский дивизион полка в ходе январско-февральских кровопролитных боев отправил в лазарет всего двух военнослужащих. И ни один человек из дивизиона не погиб. А сам мотострелковый полк за весь период боевых действий в Чечне, вплоть до августа 95-го, когда он в плановом порядке был выведен из мятежной республики и отправлен на переформирование в место постоянной дислокации, потерял убитыми 74 солдата и офицера. Плюс несколько сотен раненых.

Во время затишья между боями в полк приехал давать концерт Юрий Шевчук. Он пел и играл на гитаре, а слушавшие его солдаты и офицеры не скрывали слез, вспоминая погибших друзей. А молоденькие медсестры, героические девочки, которым приходилось на себе выносить из-под огня раненых и присутствовать при ампутациях, слышать солдатские мольбы "не резать ногу", просили у Юры автограф. Одна из них потом рассказывала, что через год в Екатеринбурге на концерте они вчетвером зашли в его гримерку, и он их узнал. И даже задержал на полчаса выступление, "накрыв поляну".

- Поверьте, когда пули свистят и рвутся снаряды, в Чечне на второй план отходят разговоры про Пашу Мерседеса и продажных московских политиков, развязавших эту бойню. Я отвечал за 250 человек, призванных из Челябинска, Екатеринбурга, Кургана и Перми, и мечтал, чтобы все эти мальчишки вернулись домой живыми и здоровыми. И они вернулись!

Дали орден и отобрали льготы

Чудовищные потери федеральных сил во время штурма Грозного подполковник Даниленко объясняет наличием старых карт и "кастрированных частей", которые до начала войны учили стрельбе по мишеням, а не уличным боям. Вдобавок ко всему солдаты входили в город тупо по плану, по строго отведенному маршруту. В Москве не нюхавшие пороха военспецы следовали законам почти столетней давности, согласно которым в первую очередь надо захватить телефон, телеграф, банк, вокзалы, правительственные учреждения. А боевики, которым стены помогают, мобильными группами маневрировали по всей линии фронта, исходя из боевой обстановки.

Позади война, но в офицерской памяти живы ее ужасы и разрушения. Руины Грозного, зарево пожаров, разбитые танки и другая бронетехника, кровь и оторванные конечности. И едкий запах разлагающихся трупов.

- Мы своих погибших товарищей забирали, а чеченцы - лишь родственников. Оставались трупы наемников, освобожденных Дудаевым уголовников и чеченцев из другого тейпа, которых родичи не искали. Их тела сверху забрасывали землей, досками, жестью и камнями. Но всего ужаснее было видеть погибших мирных жителей, не успевших выбраться из этого ада. На улицах, в опустевших квартирах, в обугленных дворах и разрушенных прямым попаданием снаряда подвалах лежали гниющие и изуродованные тела женщин, детей, стариков. Никогда не забуду одного эпизода: когда проходили через руины железнодорожного вокзала, где погибла майкопская бригада, среди стреляных гильз и костей в ошметках обмундирования в луже замерзшей крови валялись белые розы и детская туфелька...

Родина-мать по достоинству оценила боевые заслуги подполковника Александра Даниленко. Одной рукой государство наградило его за участие в боевых действиях в Чечне орденом Мужества и медалью Суворова. А другой - по воле приснопамятного закона о монетизации льгот отобрала предоставляемые военнослужащим путевки в санаторий без всякой денежной компенсации.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах