aif.ru counter

Вадим Демчог: «Мир будущего будет сформирован как игра»

Актер театра и кино, кандидат психологических наук, Вадим Демчог на несколько дней приехал в Петербург, чтобы представить свой спектакль «Арлекиниада», ответить на вопросы читателей и зрителей и провести необычный тренинг-погружение.

Мария Игнатова / АиФ

На сцену  книжного клуба «Буквоед» на Невском проспекте Вадим Демчог вышел со своей командой актеров. Небольшой зрительный зал был переполнен желающими увидеть артиста: стояли даже на цыпочках. Около часа автор нестандартных проектов отвечал на вопросы о театре и жизни, рассказывал о новом проекте и объяснял, почему его сын может манипулировать папой.

О новом проекте

– Сейчас мы запускаем новый проект по пьесе Островского «Снегурочка». У нас очень странный поэтический текст, к которому не подойти, не подступиться ни с какой стороны. Критики говорят: «Эта пьеса никогда не была поставлена хорошо». И поэтому наша дерзость распространяется на непреодолимые вещи – мы хотим найти ключи к ней.

Мы придумали интересных персонажей, которые уходят корнями в истоки театральности, в истоки зарождения театра: греческие традиции, трагос, римские сатурналии, – и оттуда черпали вдохновение для распаковывания трагедии как таковой. А «Снегурочка» – это, наверное, самая мощная российская трагедия

О современном поколении

– Современное поколение сегодня полностью инфицировано и опечатано  диагнозом multiple personality – множественной личностью. Если в 1986 году этот диагноз был впервые обнаружен и вписан в реестр психологических заболеваний, то сегодня молодое подрастающее поколение открыто демонстрирует этот диагноз – оно переключает себя как каналы в телевизоре. И я сейчас с очень большим напряжением справляюсь с этим диагнозом у своего сына, который манипулирует папой просто, как «щелкнуть пальцами», как «перебрать клавиши на пульте».

Вадим Демчог считает, что современная молодежь умеет менять множество личностей. Фото: АиФ / Мария Игнатова

Современное поколение говорит на совершенно другом языке. Мы вырастили удивительных людей. И мы стараемся впихнуть их в свои старые схемы – схемы, которые комфортны для нас. Эмоциональный мир уже перенасыщен зрелищной информацией настолько, что к шести-восьми годам ребенок упакован эмоциональным опытом уже по полной, батарейка заряжена. Сегодня маленький человечек через мультики, через фильмы, через интерактивные игры вносит в себя гораздо больший опыт, нежели мы могли пережить 40 лет назад. Они не вылезают из гаджетов, они вырастают в них. Появляется новый тип восприятия реальности – абсолютные трикстеры, джокеры. Как только они покупаются на какую-то провокацию мира, мир тут же начинает их использовать. Но манипуляция, которую мир транслирует на молодое поколение, не может быть вечной, вырабатывается противоядие, иммунитет.

Я считаю, что современным деткам вообще не нужно читать. Потому что они все больше и больше выходят на уровень понимания реальности невербального. Их основной тренд и основной зов – живое прикосновение к реальности. Однако, книги и все культурное наследие нужны, чтобы мы не вырастали идиотами.

Об игре

– Где вы такой, каким вас не учили быть в школе? Игра – это уникальный феномен, которому нас никто никогда не учил, это не культурное наследие. Культура, язык, все религиозные, социальные, этические нормы – все рождается в игре. С первого момента, как только вы распаковываете глазки (на второй-третьей неделе ваш зрачок может фокусировать улыбку мамы), вы попадаете в игровые взаимоотношения. И этот взгляд начинает вас формовать: мама передает вам свое наследие, свой опыт, свои страхи. Вы погружены в определенную игровую среду.

Для того чтобы играть, не нужно делать ничего искусственного. Игра – это не фиглярство, это не искусственная вещь. Я думаю, даже процессы умирания – это игровая модель. Тибетская, египетская «Книги мертвых» сопровождали и описывали эти состояния, и даже состояние после смерти и переход в другое рождение расписаны в сценарных контекстах.

Артист и психолог предлагает на все смотреть как на игру. Фото: АиФ / Мария Игнатова

На уровне роли – все иллюзия. Боль, наши мысли, наши страдания, переживания – это все иллюзорно. Если мы вырабатываем феномен такого восприятия, то сразу понимаем, что жизнь в наших руках. Интегрируя это понимание в жизнь, мы осознаем, что внешний мир просто хочет поиграть с нами и испытывает нас на прочность: «А как ты справишься с этой ситуаций? А с этой? А с этой?». Если ты понимаешь этот игровой контекст и перед любым словом ставишь «игра в»: политику, гендерные отношения, совесть, правду, смерть, любовь, беременность, войну на Украине, – то с этих слов начинает осыпаться труха, в них начинает проступать творческий элемент. И ты понимаешь, что сам феномен, само слово – это всего лишь концептуальное обозначение реальности.

Об игре нельзя говорить, в игру нужно играть. Переведи болевое ощущение в игровую плоскость, поставь перед своей болью «игра в боль». Если мы пробуждаем сознание до этого уровня, то даже боль становится мясом, глиной, из которой мы можем лепить что угодно. Мир будущего будет сформирован как игра. Это один из лозунгов. Но как распаковать феномен игры – вот, в чем задача.

О «Школе Игры»

– «Фрэнки-шоу» точно так же, как и «Трансляция Оттуда», как и «Mr. Freeman» – отработали свое. Сейчас требуются другие модели, другие схемы. Мой главный эксперимент – через формирование команды транслировать методы в технологию тренингов. Об игре нельзя говорить, нужно транслировать реальный опыт.

Когда мы втягиваем вас в «Школу Игры», мы начинаем раскладывать перед вами свою «таблицу умножения». На первом уровне мы распаковываем мир ролевых функций, из которых мы сотканы: «Почему у нас эти мысли?», «Почему мы так чувствуем?», «Почему мы видим мир именно через эти линзы?», «Почему нам что-то нравится, а что-то не нравится?» – это ролевые моменты, которые пришли к нам в наследство от наших родителей, это ролевой уровень, который мы распаковываем. Потом мы уходим на более глубокий уровень, обнаруживаем артиста, художника, актера, творца, который играет, рассыпается во всем многообразии. Мы пробуждаем осознанность к этому процессу и заводим двигатель творческой потенции. И на третьем уровне мы втыкаем розетку в потенциал зрителя, потому что, если зритель не придет в зал – шоу не начнется. И дальше мы соединяем все три уровня.

"Сегодня детям книги уже не нужны, но читать их все же стоит", - противоречиво заявляет артист. Фото: АиФ / Мария Игнатова

Иногда нужно быть деспотом, проявить какие-то авторитарные игровые модели для того, чтобы продавить и выбить пробку, как из бутылки шампанского – для того, чтобы вышел новый образ. Ведь какая радость сопровождает человека, когда он выходит на уровень того, чего сам от себя не ожидал: «Оказывается, я могу и эту грань мира развернуть?» Это сопровождается удивительным воодушевлением, проявляется элемент бесстрашия, а дальше человек сам может воодушевлять других. Это опять же выход за концептуальное понимание себя в той или иной ситуации.

Весь тренинг индивидуальный, это не НЛП, не коучинг, это не кто-то что-то делает с вами, это мы вместе с вами проходим определенный процесс, входим в определенные игры.

О театре

– Умерший театр сейчас возрождается на принципах живой передачи, театр вновь выходит на сцену жизни. Недостаточно просто выйти на сцену и поиграть с кем-то вовне, есть необходимость затянуть внутрь, дать человеку самому сыграть.

В потенциале зрителя спит неведомое количество возможностей. Актер никогда не будет играть перед пустыми креслами: он всегда выходит на сцену, подключается к зрителю, пропускает через свою творческую машину, разбрызгивается в ролевых функциях для того, чтобы вернуть эту энергию и снова ее принять. И так возникает живой театр. Это не кино, это не бизнес-модель. Театр – это всегда эссенция жизни, это ритуальное смешение энергии. Ты берешь живую энергию и возвращаешь ее через акт творчества. Ведь, на самом деле, играют не актеры, играют зрители. Актер только заманивает в ловушку.

Конечно, нюансы обмана нужны для того, чтобы погрузить человека на более глубокие уровни понимания реальности. Именно поэтому есть артисты – эти хулиганы, трикстеры, джокеры, которые пускают пыль в глаза, начинают юлить хвостом, бить копытом, втыкать рога в небо. И человек включается, он эмоционально реагирует, завязывается игра, а дальше сплетаются какие-то удивительные озарения. 

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Когда в Петербурге включат отопление?
  2. Правда, что в Петербурге установлен температурный рекорд последних 136 лет?
  3. Как оформить визу в Финляндию после 1 сентября 2019 года?
Сколько денег вы потратили на обновление осеннего гардероба?