aif.ru counter
185

От мистики до юмора. Актер Илья Викторов - о премьере Театра музкомедии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. Аргументы и факты - Петербург 02/09/2015
Мне интересны не только музеи, но и парадные, и подворотни.
Мне интересны не только музеи, но и парадные, и подворотни. © / АиФ

10 сентября в Театре музкомедии покажут премьеру. В основе - роман Андрея Белого. музыка  Георгия Фиртича. Одну из главных ролей играет московский артист Илья Викторов.

Русский мюзикл

Елена Петрова, АиФ-Петербург: - Илья, что же это за жанр - «мистерия»?

Илья Викторов: - Поначалу называли «мистерия-буфф», что предполагает смешение стилей, буффонады и клоунады, мистики и юмора. В спектакле есть и переплетение эпох: появляются Пётр, Николай Второй, Ленин, Сталин, Пушкин. В нашей стране представления такого рода были особенно популярны в 20-30-х годах прошлого века. 

Мне кажется, у нас получится именно русский мюзикл. За это надо благодарить и композитора Георгия Фиртича. Публика знает его музыку, ведь она звучит почти в полусотне картин и мультфильмов: «Золотой телёнок», «Дети Дон Кихота», «Версия полковника Зорина», «Приключения капитана Врунгеля», «Доктор Айболит». Музыка «Петербурга» покажется знакомой и родной. 

- Зато сам роман Андрея Белого, увидевший свет в 1913 году, остаётся сложным для восприятия. Как же его «уложили» в спектакль, да ещё - музыкальный?

- Когда я готовился к роли и читал роман, то поначалу, действительно, запутался. Пришлось перечитывать, окончательно же произведение открылось, когда начали работать над спектаклем. Мне кажется, мы сделали вполне понятную для публики историю. Ну и надеюсь, что зритель, посмотрев спектакль, захочет обратиться к роману. 

- Вы играете представителя золотой молодёжи начала прошлого века Николая Аблеухова. Он даёт слово тайной террористической организации убить собственного отца - важного сановника. Персонаж нельзя назвать положительным, но ведь артист должен быть адвокатом своего героя? 

- Перед Николаем жизнь ставит выбор: убить отца и сдержать слово или же не идти на чудовищное преступление и остаться честным человеком не перед «партией», а перед собой. Когда мой герой принимает решение, происходит сильнейший перелом в его психике, чуть не до сумасшествия. 
С этой постановкой я сам начинаю взрослеть и понимать, что когда жизнь ставит перед выбором, ты должен чётко определить свою позицию. 

Кстати, заметил, что проекты, в которых участвую, не раз совпадали с личной ситуацией, когда надо было что-то решать. У героев, в принципе, те же проблемы. С удивлением осознавал, что они мне подсказывают выход!

- Тема спектакля - ответственность перед «партией» или перед самим собой - мне кажется актуальной в России и в двадцать первом веке.

- Любое действие, происходящее на сцене, хоть это древнегреческая трагедия, должно быть современно, потому что иначе зритель не примет.

Полёт над сценой

- Вы - москвич, но вот уже второй раз участвуете в проектах Музкомедии. Первым был спектакль «Голливудская дива» - это история американская, а вот новая - типично петербургская. Насколько вам помогает вжиться в неё сам город?

- Петербург не только по роману, но и по моим собственным ощущениям - город мистический. И мне интересны не только музеи, но и дворы, парадные, подворотни - места, по которым перемещается Николай Аблеухов. Вот дождусь глубокой осени и ещё раз пройдусь по городу, чтобы ощутить, как продувает ветер на мостах. Хочется и по ночному Петербургу, и по крышам прогуляться.
Работая здесь почти год, я пожил и в гостинице, и в квартире окнами во двор. Вот тут-то, в непарадном Петербурге, для меня происходит самое важное, я многое для себя открываю. 

- В каждом новом проекте вы и внутренне меняетесь?

- Русские актёры воспитаны на психологическом театре, всё пропускаешь через себя. Но тут есть опасность: в «Петербурге» мой герой доходит почти до сумасшествия… Правда, ещё в институте учили, что «по-настоящему» сумасшествие играть нельзя. Кроме того, режиссёр Геннадий Рафаилович Тростянецкий требует в этом проекте работать через клоунаду, маску, даже через повадки животных, а не через психологизм. 

Профессия заставляет непрерывно совершенствоваться «технически»: надо ради спектакля встать на ролики - встану, надо полетать над сценой, как это будет в «Петербурге», - пожалуйста, хоть ужасно боюсь высоты. А вот актёрских примет бояться перестал.

- Что вы имеете в виду?

- К примеру, в мюзикле «Суини Тодд» меня прямо на сцене клали в гроб, понятно, что это считается очень нехорошей приметой. Но нельзя об этом задумываться, потому что будет мешать профессии. Артист должен уметь рисковать, а негатив приходит только тогда, когда ты его боишься. Если же не придаёшь значения - минует. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах