118

Политолог Александр Конфисахор: «Люди, оказавшиеся на верхних этажах власти, начали относить себя к избранным»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1. Аргументы и факты - Петербург 09/01/2013
Коллаж Татьяны ШВЕЦОВОЙ

Как же так получилось, что люди, замешанные в воровстве и коррупции, плохо работающие, не пользующиеся уважением горожан, вдруг стали сливками общества?

- Классическое понимание элиты - лучшие, обладающие исключительными качествами, - говорит Александр

Конфисахор, доцент кафедры политической психологии СПбГУ, автор книги «Психология политической власти». - Место в этой группе можно получить по положению или заслугам. До революции в России элита в буквальном смысле воспитывалась с пелёнок, и главным её назначением было служение. Отечеству, императору, народу. Сегодня люди, оказавшиеся на верхних этажах власти, сами себя начали относить к избранным. А термин элита стали буквально вбивать в общественное сознание. Хотя ни по каким характеристикам в этот класс не входят.

Ответить карьерой

- «АиФ-Петербург»: У нас считается, что элита и высокопоставленное начальство - одно и то же…

- Хорошо, если они пересекаются, но так редко бывает. Для меня, например, нравственная, моральная элита - Владимир Высоцкий, со всеми своими недостатками и грехами. Лев Толстой оказывал огромное влияние на всю нацию, был «зеркалом эпохи», хотя никаких официальных постов не занимал. В Царскосельском лицее, где учился Пушкин, была уникальная система подготовки, как мы сегодня говорим, лидеров. В день читалось два часа лекций, а не восемь, как сейчас. Остальное время - индивидуальные занятия. Итог - десятки его воспитанников стали выдающимися личностями.

- «АиФ-Петербург»: В нашей современной истории немало примеров, когда люди с низов достигали высшей власти. Горбачёв, Ельцин - из крестьян, Путин, Матвиенко - из рядовых рабочих семей.

- В Советском Союзе существовала великолепная система подготовки кадров. Этот запас прочности распространяется и на сегодняшних руководителей страны, прошедших через все ступени отбора. В то время, если человек хотел пробиться, ему надо было не только хорошо учиться и работать, но и зарекомендовать себя со всех сторон. А это значило, что люди, которые за него поручались, подписывали характеристики, отвечали за своего подопечного партбилетом, карьерой и благополучием. Прибавьте к этому традицию жить скромно, не показывая достаток и власть. В Осиновой Роще, пригороде Петербурга, до сих пор стоит дача Григория Романова, 13 лет руководившего Ленинградом. Там бывали Сталин, Киров, принимались решения, важные для всей страны. По нынешним меркам это домик прислуги нового русского. Внутри тоже предельно просто. Кстати, Романова, при всей неоднозначности его личности, тоже можно назвать элитой. Он работой доказал, что имеет на это право. При нём за короткий срок город стал промышленным центром, сумел обеспечить себя продовольствием. Была создана мощная система профессиональных училищ, построено 19 (!) станций метро и 50 научно-производственных объединений. Даже недоброжелатели признают этот период самым эффективным в жизни региона за весь XX век.

Всё позволено…

- «АиФ-Петербург»: Ну а как же печально известная «лимита»? Эшелонами рабочую силу из глубинки стали завозить именно в 70-е. Впоследствии это сказалось на всей культуре города. 

- Прекрасно помню то время. В нашем дворе было такое общежитие, но и наши родители, и мы, пацаны, не делали различия между коренными ленинградцами и приезжими. «Лимиту» воспитывали и ассимилировали в городскую среду, так что никакой проблемы с «понаехавшими» не было. Кстати, если уж речь о Романове, то поста и возможности стать Генсеком он лишился из-за статьи, где рассказывалось, что на свадьбе дочери гости пили-ели из сервиза, взятого в Эрмитаже. Затем выяснилось, что всё неправда, однако одного этого факта хватило, чтобы политическая карьера даже такого «тяжеловеса» пошла под откос. А сейчас?

- «АиФ-Петербург»: Почему же на Западе элита играет по правилам, одинаковым для всех, а у нас она - неприкасаемая?

- Там власть сама в первую очередь исполняет принятые решения. Вспомните, как немедленно подал в отставку директор ЦРУ, лишь только раскрылась его скандальная связь с журналисткой. Он открыто признал, что истории такого рода и его статус несовместимы, извинился и добровольно ушёл с поста.

В Германии президент также оказался за бортом, потому что личное поставил выше общественного. В Японии на всех уровнях обязательна строгая ротация кадров, если нет ощутимого роста и результата - отодвинут, невзирая на чины. И все об этом знают. Наша «элита» снизу доверху считает, что всё позволено. За рубежом чиновник, сенатор отвечает перед налогоплательщиками, независимым судом. У нас - перед начальником, который его назначил. А тот говорит: «Работай спокойно, у тебя свои задачи, мы тебя прикроем». Это совсем другое отношение к морали, людям.

Манок для птичек?

- «АиФ-Петербург»: Власть - это прежде всего обязанности. Отчего же порядочность, долг, патриотизм, о которых столько говорится с высоких трибун, на самом деле стали второстепенными понятиями?

- Сейчас правила игры определяются меркантильными интересами. У нас любой чиновник, севший в высокое кресло, первым делом печётся не о народном благе, а считает, сколько стоит его должность. Думает, как надо себя вести, чтобы отбить эти деньги. Действует лозунг - бери от жизни всё. А раз так, колонны истеблишмента формируются или по случайному признаку, или на основании личной привязанности.

Произошла страшная вещь - критерием попадания наверх становится не профессионализм, а лояльность, знакомства, покровители.

В итоге много ключевых мест заняли некомпетентные люди, не знающие ни специфики дела, ни сферы, которой управляют. Это и есть наша элита.

Я несколько лет работал на заводе «Вулкан», там директор разбирался в производстве до мелочей. Сейчас чаще всего такой пост занимает менеджер, умеющий грамотно направлять финансовые потоки.

- «АиФ-Петербург»: Чем же плох принцип личной преданности? Давно знаешь людей - крепче команда…

- Потому что настоящий профессионал никогда не пойдёт против совести. Будет возражать, спорить, не станет выдавать халтуру.

А у нас бесконечно кивают головой. Говорят, что любят страну, но мы видим, что отношение к народу, культуре - плёвое, какие бы красивые слова не произносились. Мы вообще страна нелюбви, недоверия.

С подозрением относимся даже к своим символам. Только недавно, например, приняли закон, разрешающий в обиходе использовать государственную символику. Раньше, если на дом водрузишь флаг России, мог заплатить штраф.

- «АиФ-Петербург»: Сегодня большие надежды возлагаются на социальные лифты, которые должны вынести наверх новых лидеров. Проводится набор в резерв губернаторский, президентский, да и самому молодому министру 29 лет.

- Президентская, губернаторская сотня - как средняя температура по больнице. Просто выбрали более адекватных, способных людей. Молодёжь амбициозна, но из передового отряда реально «выстрелит» не более 2-3 человек. На них будут показывать, ставить в пример: вот, пробились. Это как манок для птичек. Однако не надо обманываться: в лучшем случае возьмут грамотные предложения. А реализовывать хорошие идеи и снимать сливки будут совсем другие «дяди».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах