787

Петербуржец живет в доме, который может рухнуть в любой момент

Дом №1 по Большой Московской улице был построен еще в середине XIX века. Сначала он принадлежал ремесленному обществу, затем использовался как доходный дом. В советское время в доме появились коммунальные квартиры. Геннадий Хватов поселился в одной из комнат коммуналки вместе со своей супругой в 1979 году. На тот момент в доме проживали одни пенсионеры и ветераны войны. Состояние дома со временем стало ухудшаться: в несущих стенах появились трещины, здание просело по центру, с потолка стала обваливаться штукатурка, из щелей вылезали мыши. Пожилые жильцы дома умирали один за другим. Их комнаты оставались пустующими: по словам чиновников, площадь квартир списана до капитального ремонта. По этой причине жильцов лишили права приватизировать свои комнаты и прописывать в них родственников.

Автор фото: Яна Раловец

Дом признали аварийным. В 93-м году мэр города Анатолий Собчак подписал распоряжение, согласно которому инвестор, Институт урбанистики, должен был расселить жильцов в новые квартиры до осени 94-го. Жильцы дома обрадовались – наконец-то они будут жить в новом доме! Им показали будущее жилье – просторные и уютные квартиры в доме №57/3 по Богатырскому проспекту. Оставалось только пройти через некоторые формальности и дождаться расселения. Однако расселения 108 квартир аварийного дома так и не состоялось. В 95-м году Институт урбанистики продал квартиры на Богатырском проспекте третьим лицам и исчез из поля зрения. Контактов Института найти не удалось – он переехал со своего фактического адреса в неизвестном направлении, в справочниках так и не появились его новые координаты. Однако в Институте успели подготовить документы, согласны которым жильцы аварийного дома были расселены… на бумаге.

Губернатор Петербурга дал обещание, что город выкупит дом на Ильюшина >>

Обманут властью и соседями

Обманутые жильцы подождали еще некоторое время – до лета 97-го года. Расселять их никто не собирался. Тогда люди обратились в районную Администрацию с просьбой разрешить это недоразумение. Чиновники отказались помогать жильцам – ведь по документам они уже были расселены. Тем временем, жильцов оставалось все меньше и меньше. У остальных уже не было сил и здоровья на то, чтобы бороться с несправедливостью. Геннадий Хватов остался единственным жильцом, добивавшимся правосудия. Он писал письма во множество инстанции – прокуратуру, администрацию города, губернатору, президенту России, суды различного уровня, обращался даже в Европейский суд по правам человека. Отовсюду Геннадию в ответ приходили обычные «отписки» - дом считался расселенным. «Тогда я решил привлечь к проблеме внимание журналистов, - вспоминает Геннадий, - написал письма в редакции десятков различных газет и телеканалов, но ответа ниоткуда не получил. Мы остались никому не нужны. Сейчас нас могут в любой момент выкинуть из квартиры, потому что по документам мы - бомжи».

Автор фото: Яна Раловец

Никому не нужен

Геннадий Хватов больше двадцати лет проработал в органах милиции. Вышел на пенсию, стал работать охранником. В то время его семья жила в комнате коммуналки вместе с дочкой. Затем к ним приехала мама Геннадия – она была тяжело больна и не могла самостоятельно ухаживать за собой. Вчетвером они ютились на площади 12 кв. м в комнате с обваливающимся потолком и треснувшими отсыревшими стенами. Пока Геннадий поднимал документы для отправки в разные инстанции, он обнаружил еще один обман. В техпаспорте на квартиру было указано, что семья Хватовых должна проживать в комнате площадью 16 кв. м. Вместо них в эту комнату с самого начала поселились их соседи, которые в свою очередь должны проживать в комнате площадью 12 кв. м. Соседи отказались добровольно меняться комнатами – кто первый, того и тапки.

Правительство города решило расселить аварийный дом на Большой Подъяческой >>

 

Автор фото: Яна Раловец

Отношения между жильцами сложились натянутые. Власти по-прежнему не реагировали на письма Геннадия, в которые он добавил историю о перепутанных комнатах. Хватов просил предоставить хоть какое-то жилье для его матери, больной раком. Ситуация не изменилась. Хватовы остались жить в своей тесной комнате. Мать Геннадия умерла. Позже дочка вышла замуж и съехала от родителей. Супруги остались жить вдвоем.

Жители спорного дома на Ильюшина начали голодовку, ожидая исполнения обещаний Полтавченко >>

Тем временем городские власти, которые являются собственниками аварийного дома на Большой Московской, не дремали. Они продали практически все опустевшие квартиры частникам. Те, в свою очередь, сдали квартиры гастарбайтерам. Сейчас практически в каждой из 108 квартир дома живут по 20-30 человек из Узбекистана и Таджикистана. Из прежних жильцов остались только Хватовы и их соседи. Несмотря ни на что Геннадий не сдается. Он продолжает добиваться справедливости в судах и каждый день выходит на улицы города с одиночным пикетом. В руках он держит плакат с документами, подтверждающими произвол властей. На Геннадия никто не обращает внимания. «Подойдут несколько человек, пофотографируют, - рассказывает Хватов, - и проходят мимо. Большинство просто не замечает. Еще бы – кому нужны чужие проблемы?».

Автор фото: Яна Раловец

 

Дом рухнет в любой момент

 

По данным Фонда содействия реформированию ЖКХ, в Центральном районе на сегодняшний день находится 13 аварийных домов. Дома №1 по большой Московской улице в этом списке нет. Также его нет в перечне аварийных домов города. «По состоянию на 1 июня 2013 года в стадии расселения находятся 246 многоквартирных домов, - рассказал и.о. первого заместителя председателя Жилищного комитета Игорь Кокарев корреспонденту SPB.AIF.RU. – Расселение 87 домов будет завершено в ближайшее время. Правительством Санкт-Петербурга ежегодно утверждаются адресные перечни многоквартирных домов, признанных аварийными и подлежащими сносу или реконструкции, подлежащих расселению в текущем году. Информации о признании дома по адресу: Большая Московская, 1, аварийным у нас нет».

Автор фото: Яна Раловец

 

Однако из администрации Президента Хватову пришел ответ, что дом все-таки признан аварийным. О расселении жильцов ничего сказано не было. В организации ЖКХ Центрального района этому доводу явно не обрадовались. «Это неправда! Дом не аварийный!», - рявкнула диспетчер на корреспондента SPB.AIF.RU и бросила трубку. В доме на Большой Московской нет ни душевой кабинки, ни горячей воды, зато все больше гастарбайтеров. Крыша протекает, пол вздулся, целые куски бетона отваливаются от потрескавшихся стен. Дом может рухнуть в любой момент. Жильцы могут отремонтировать дом только за свой счет. Конечно, таких средств у них нет. Власти они не нужны. Все, что осталось Геннадию – пикетировать и писать безответные письма.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах