53

Свадьба всем вопреки

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44 30/10/2002

Алексей и Лена познакомились пять лет назад, когда учились в реабилитационном лицее для инвалидов. А в августе этого года официально оформили свои отношения. Чтобы зарегистрировать брак, Алексею пришлось совершить побег из психиатрической больницы, а Лене выяснять отношения с родителями при помощи милиции.

Отказной ребенок

Алексей родился с диагнозом ДЦП. Родители, не долго думая, написали отказ, и Алексей попал сначала в дом ребенка, а потом в дом-интернат для детей с задержкой психического развития. Конечно, если такими детьми занимаются родители, шансов выкарабкаться у них гораздо больше. В специнтернате, где нет нормального общения со сверстниками, даже нормальный ребенок может стать полным дебилом. Леше еще повезло. Он попал в, наверное, один из лучших российских интернатов - в Петродворце. Воспитатели до сих пор вспоминают, что он был способным к учебе ребенком. Многое схватывал на лету.

"На родителей я даже не в обиде, - говорит Алексей. - Я же их нашел недавно. Конченные люди, спившиеся алкоголики, брат наркоман. А вот врач, который мне в четыре года поставил диагноз олигофрения в стадии дебильности, испоганил всю жизнь. Меня же из детского интерната хотели в обычную школу направить, но с таким диагнозом ничего не смогли сделать".

Дальнейшая судьба оказалась предопределена: клеймо "идиот" и жизнь в психоневрологическом интернате. Но Алексей с этим был не согласен. Перенеся с десяток операций по восстановлению опорно-двигательного аппарата в институте Турнера, он окончил профессионально-реабилитационный лицей для инвалидов, получил специальность портного верхней мужской одежды, попытался встать в очередь на получение жилья. И тут начались проблемы.

"Понимаете, мы, обитатели ПНИ, никому не нужны, - горько улыбается Алексей. - Приходишь устраиваться на работу, увидят место прописки - сразу говорят "до свиданья". По специальности так ни дня и не работал. Только костюм себе сшил, пальто и пару рубашек. А заводишь с администрацией интерната разговор о получении комнаты, отказывают под разными предлогами. Уже три года пытаюсь встать на очередь. Неделю назад, наконец, добился, чтобы меня перевели в другой интернат, говорят, там проще. А если б не Лена, я, наверное, давно бы на том свете был. Ведь самое страшное - остаться в этом мире одному".

Вместе мы сильнее

Лена тоже инвалид. По слуху. В два года заболела скарлатиной. Родители запустили, врачи не заметили. Осложнения... и Лена потеряла пятьдесят процентов слуха. Пришлось учиться читать по губам. Но инвалидность получила только в 1997 году, успев до этого окончить обычную школу, полиграфическое училище, заочно Лесотехническую академию, а еще родить дочку Полину. Говорит, что когда лор осмотрел ее, то только ахнул и без вопросов отправил собирать документы на инвалидность.

Дату знакомства с Алексеем помнит до сих пор: 16 октября 1999 года. "Мы друг другу сразу как-то приглянулись, - говорит Лена. - Потом долгое время притирались. Ругались, мирились. Зато теперь все-все друг о друге знаем. Знаем, в чем наши слабости, и что справиться с ними можем только вместе. А если б не проблемы с моими родителями, может, и раньше поженились. Они до сих пор Лешу на дух не переносят, грозятся ему "последние лапы переломать". Как будто он не человек, а зверь какой-то. Так что несколько лет, пока они на даче, он у меня жил. Возвращаются - Леша уходит. Весной этого года решились, наконец, официально оформить отношения. Но тут вклинилась соперница".

Побег из психушки

Любовный треугольник возник как-то неожиданно, и страсти накалились до предела. Родственники давней знакомой Алексея, с которой он долгое время лежал в институте Турнера, написали на него жалобу. Мол, угрожал, вел себя агрессивно, чуть ли не пытался убить. И Алексея немедленно упекли в Кащенко. На обследование. "Не было ничего такого, - говорит Алексей. - Я только навестил ее в больнице, ей должны были сделать очередную сложную операцию, хотел поддержать. Между делом сказал, что женюсь. А вскоре, я тогда комнату снимал, позвонили из ПНИ и попросили заехать. И без объяснений отправили в психушку. Думаю, что сделали это еще и потому, что я так активно пытался встать на очередь на жилье. Ведь из психушки действительно многие возвращаются в ПНИ, пуская слюни".

"А я его оттуда вытащила, - с гордостью говорит Лена. - Пыталась сначала поговорить с врачами, узнать, с каким диагнозом его туда положили, когда выпишут. Они меня спрашивают: "Вы ему кем приходитесь?". Говорю, что невестой. Отвечают: "Мы разговариваем только с родственниками". И все, разговор окончен. В общем, вышли мы с Лешей на прогулку. Думали, на час, а получилось насовсем. Как был он в больничных тапочках, так и ушли. На шоссе поймали машину и уехали. А вскоре сыграли свадьбу".

Все будет хорошо

Отмечали торжественное событие на работе, в психоневрологическом доме ребенка ≤ 10, где Лена трудится сестрой-хозяйкой, а Алексей дворником. Сотрудники устроили праздничный стол, желали счастья, все как положено. "Жаль, конечно, что не дома праздновали, - говорит Лена. - Но это просто было невозможно. В общем-то, и дома у нас нет. Ни одного вечера не проходит без скандала. Отчим кричит: "Дура, вышла замуж за идиота", грозится аннулировать наш брак в суде, несколько раз они с матерью пытались силой выставить Лешу из квартиры. Ему приходится все это безропотно переносить. Ведь чуть что - скажут, что агрессивный, и его снова упекут в психушку. Пришлось даже милицию вызывать, к счастью, милиционеры во всем верно разобрались и встали на нашу сторону.

И все эти скандалы - мат-перемат, угрозы в наш адрес - все при ребенке. Я родителям даже не доверяю Полину из школы забирать. Неизвестно, что они ей наговорят. Или сама за ней еду, или Алексей. У него с дочкой очень хорошие отношения. Сейчас в шашки учит ее играть. Она уже и меня обыгрывать стала. Не знаю, сколько мы сможем еще это выносить. Пока стараемся приходить домой как можно позже".

Алексей не оставляет надежды найти приличную работу. Все-таки семью кормить надо. А Лена уверена, что все у них будет хорошо. "Мы хотим всем доказать, что можем жить самостоятельно, - говорит она. - Инвалидов не надо жалеть, нас надо просто попытаться понять".

P.S. Борис Кривошей, юрист Ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов (ГАООРДИ):

- У Леши сохранен интеллект, он полностью социально адаптированный человек. И в ПНИ ему делать нечего, тем более что по закону он действительно имеет право на жилплощадь. Недавно в Комитете по труду и социальной защите населения Лене и Алексею обещали помочь с этим вопросом. Надеюсь, что ситуация разрешится в их пользу.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах