86

С чип-картой по дрова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3 16/01/2002

На улице тепло - батареи отопления шпарят как сумасшедшие. Ударил мороз - батареи холодны как лед. Жителям домов с печным отоплением, а их в городе несколько тысяч, эти проблемы не ведомы. У них другие заботы: где раздобыть угля или дров ценой подешевле да качеством получше. С начала этого года Комитет по энергетике и инженерному обеспечению взялся упорядочить сей процесс и приступил к созданию единой электронной базы данных на владельцев печурок. Теперь и они приобщатся к благам цивилизации. Чтобы выписать себе десяток кубометров дровишек, им придется обзавестись чип-картой.

Всех сосчитают

Всего в жилом фонде Санкт-Петербурга насчитывается около 20 тысяч домов с печным отоплением. Точную цифру специалисты назвать пока затрудняются. В основном печным отоплением пользуются жители ближайших пригородов: Пушкина, Павловска, Курортного района. Среди городских районов выделяются Приморский, Красносельский, Выборгский и Красногвардейский. Как утверждают энергетики, создание единой электронной базы данных понадобилось, чтобы навести порядок в начислении льгот и компенсаций обитателям домов с печным отоплением.

Уголь и дрова они покупают по льготным ценам. Скажем, если тонна угля стоит 1400 рублей, то горожанам для обогрева дома она обходится в 365 рублей. Для ветеранов Отечественной войны и труда существуют дополнительные льготы. Разницу доплачивают город и частично федеральный бюджет. Учет компенсаций до недавнего времени осуществляли сами отпускающие топливо организации. На проверку их документации у городских чиновников уходила масса времени и сил.

Теперь всем городским жителям, не имеющим центрального отопления, придется обзавестись специальной чип-картой, где будут указаны полагающиеся им годовая норма топлива и компенсации. С начала года отпуск угля и топлива без предъявления карты не осуществляется. Всех сосчитают, учтут и определят, наконец, реальную потребность петербуржцев в угле и дровишках. "Раньше были случаи, когда в твердом топливе у жителей не было никакой надобности: переезжали на зиму в обычные квартиры с центральным отоплением, а потом закупали уголь у города за несколько лет по льготной цене и толкали "за углом" жителям коттеджей, - заявили нам в одном из территориальных управлений. - Теперь по чип-карте купить уголь или дрова можно только на текущий год".

С другой стороны, муниципальные власти, выдавая справки о жилой площади домов, на основе которых определялись нормы отпуска топлива, завышали метраж. "А что делать, - посетовал один из муниципальных депутатов, - у многих дома ветхие, в дырках, тепло выдувается, а чинить некому и не на что. Положенных кубометров дров не хватает. Что ж, людям мерзнуть? Впрочем, это редкость. В основном жители стараются сэкономить и заказывают топливо по минимуму. Остальное "добирают" в соседнем лесу".

Дед Лексей и гнилушки

Поселок Лисий Нос считается городской территорией. Практически все дома здесь с печным отоплением. На краю поселка стоят двухэтажные деревянные дома барачного типа на двенадцать квартир - местные трущобы. Живут здесь в основном пенсионеры, бывшие рабочие Балтийского завода. Всего около сотни человек. Когда-то их было гораздо больше. На закате советской эпохи рабочих стали переселять в нормальные городские квартиры, но потом процесс по понятным причинам остановился. Часть домов стоит с заколоченными окнами, их бывшие обитатели приезжают сюда только на лето, как на дачу. Оставшиеся в поселке жители о достойном жилье уже и не мечтают.

Аборигенов искать долго не пришлось, в дровяном сарае, рядом с одним из домов, возился дед Алексей.

"Чип-карты? - удивился он. - Не слышали ничего об этом. Да мы газет не читаем, денег нет покупать. Вы лучше посмотрите, какие дрова мне перед Новым годом привезли - гнилье одно, разве можно ими топить. А у нас с женой три печки: на кухне и в комнатах. У кого силы есть, так те в лес ходят за дровами, сами заготавливают".

Поленья, действительно, одна труха, в руках рассыпаются. Как пояснил сведущий в дровах дед Алексей, продали ему стойки со списанных товарных вагонов, да еще обмотанные стальной проволокой - не разрубить, не распилить. А чтобы достались дрова получше, надо не раз съездить на базу в Белоостров, да еще рабочих подмазать бутылочкой-другой. Ни сил, ни средств на это у восьмидесятилетнего пенсионера, всю жизнь отпахавшего на Балтийском заводе и заработавшего там мизерную пенсию и инвалидность, нет.

Один из принадлежащих заводу домов недавно сгорел, говорят, печка была неисправной. Спрашиваю у деда Алексея, кто следит за печным оборудованием в их доме. "Да никто, - отвечает он, усмехнувшись. - Это в советское время трубочисты печи чистили. Теперь все сами. Хорошо вот по случаю дешевый рубероид достал, так крышу можно теперь подлатать - течет. У нас даже воды нет. Как прорвало месяц назад трубу, так колонка до сих пор и не работает, и никому дела нет. Приходится каждый день ходить за водой чуть ли не километр. Да что говорить, брошены мы и никому не нужны", - махнул рукой дед Алексей и, взвалив на плечо мешок с трухлявыми дровами, пошел топить печку.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах