113

Дом, где живет доброта

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24 11/06/2003

Детский дом-интернат N 1 в Петродворце считается лучшим в России. Здесь живут 300 ребят с отклонениями в умственном развитии - от средней степени умственной отсталости до идиотии. Самому младшему воспитаннику 4 года. Старшему - 32. Это единственное в стране учреждение, где после достижения 18 лет воспитанников не переводят в психоневрологический интернат. Потому что в "пнях", как называют в народе подобные заведения, у этих детей нет перспективы.

Как Владислав Третьяк помог выиграть Олимпиаду

Арнольд Шварценеггер склоняется над бассейном и по очереди вытаскивает ребят из воды. Канадский энхаэловец стаскивает с себя игровую футболку и дарит интернатовцам на память. Владислав Третьяк, одобрительно улыбаясь, пожимает им руки. Это не сон и не мечты. Это регулярные выступления российской команды на Всемирных специальных олимпийских играх для людей с проблемами в интеллектуальном развитии, в которых воспитанники детского дома N 1 участвуют уже более 10 лет.

"А с Третьяком действительно примечательная история получилась, - рассказывает Александр Асикритов, преподаватель физкультуры в ДДИ-1 и одновременно старший тренер сборной России по хоккею на полу (в хоккее на полу вместо клюшки используют стек (палку), а шайба крупнее и с дыркой посередине. Цепляя стеком шайбу за дырку, игроки перепасовываются и обводят противника. - М. С.). - Это были Специальные олимпийские игры в Торонто, в 1998 году. Канадцы отмечали тридцатилетие изобретения хоккея на полу, родоначальниками которого они являются, и непременно хотели взять золото. Судейство было из рук вон. Нам играть было очень тяжело. И вот на один из наших матчей пришел Владислав Третьяк, присутствовавший на играх как специальный гость. В перерыве подошел к ребятам, поздоровался, ободрил и ушел на трибуны. Судейство моментально изменилось, нас перестали засуживать, и мы легко выиграли. А я все не мог понять, что же такое произошло. Спрашиваю, в чем дело, у нашего переводчика, в прошлом известного тренера российских гимнасток Евгения Галперина. А он говорит: "Ты что, не понимаешь, кто такой Третьяк в Канаде? У него авторитет, как у президента страны. Если он скажет, что судья плохо судит, тот навсегда потеряет работу".

Тогда я подошел к Владиславу, попросил его прийти на финальный матч с канадцами. Он тут же согласился, пришел на финал, да еще каждый день до этого общался с ребятами и морально нас поддерживал. Тот матч мы выиграли. А на следующий день местные газеты пестрели заголовками "Черные дни Канады".

В той сборной играли пятеро воспитанников ДДИ-1. Успешно выступают интернатовцы и в других состязаниях по программе Специальных олимпийских игр: горным лыжам, плаванию. А три года назад пловцам с нарушенным интеллектом разрешили участие в паралимпийском движении. Теперь они регулярно возят золото и с Паралимпийских игр. Главная добытчица - Оксана Борзенкова.

На вопрос, сколько уже у нее наград, смущенно отвечает, что не помнит. Зато у нее есть мечта - получить звание мастера спорта. Для этого достаточно войти в тройку призеров на очередном чемпионате мира в декабре этого года. "Оксана буквально вырывает победы у соперников за счет характера, воли, - говорит Александр Асикритов. - А сколько труда положено на эти победы... Года три уходит только на то, чтобы ребенок с нарушенным интеллектом освоился в воде. В это время с ним надо быть постоянно вместе, вносить на руках в воду. Нормальным детям на это требуются недели".

О чем бабочки разговаривают с цветами

- Дети, скажите мне, что вы видите на этой картине? - обращается к своим ученицам Татьяна Иванова, руководитель швейной мастерской.

- Василечки, бабочки, цветочки, - вразнобой отвечают они.

- А что они делают?

- Разговаривают.

- О чем?

- О чем душа пожелает... Бабочки говорят цветам, какие они красивые... Цветы дарят бабочкам запах... - радостно отвечают дети.

"Дети", девушки 18-20 лет, занимаются художественной вышивкой у Татьяны Алексеевны уже десятый год. Но для нее, как и для других сотрудников интерната, все их воспитанники - дети. Впрочем, не по возрасту, а по состоянию души так оно и есть. "Они очень открытые и совершенно не умеют хитрить, - говорит Татьяна Алексеевна. - За годы общения они многому научили меня. Терпению, трудолюбию, доброте. Любое дело, за которое они берутся, обязательно доведут до конца. В первый год они иголку в руках удержать не могли, а теперь их творческими работами я горжусь с полным правом. Вот Маша - она у нас пейзажистка. Посмотрите на этот зимний восход солнца, здесь каждый стежок, каждая ниточка на своем месте. Цвета идеально подобраны. А Рада, когда начинает новую работу, всегда сначала вышивает церковь, а потом все остальное. Она в церковном хоре поет - может, поэтому".

Девушки не только вышивают, но и шьют рабочую одежду для мастерских, нагруднички для малышей, прихватки, полотенца, подушки, пледы, коврики... В соседней мастерской вяжут на всех носки и безрукавки. "Любая поделка для них как маленькое произведение искусства, - продолжает Татьяна Алексеевна. - Те, кто не может шить, нарезают мех, чтобы набить им подушки, или распарывают на тряпки старые вещи. У ведь нас каждая тряпочка на вес золота. Денег у интерната на покупку материалов нет. Вот приезжают иностранцы в гости, покупают наши изделия, тогда можем хоть нитки приобрести.

- Да, Наташа, - отвлекается Татьяна Алексеевна на подошедшую ученицу, - что ты сегодня сделала?

- Вышивка, - односложно отвечает Наташа, протягивая тряпочку с абстрактным узором.

- А что вышивала?

- Красное, - показывает Наташа в середину орнамента.

- А что именно?

- Полянка.

- Наташа у нас всегда "полянки" вышивает, - поясняет Татьяна Алексеевна. - Сегодня много красных ниток использовала, значит, у нее настроение хорошее. Вот вроде простой узор, а дайте любому другому ребенку иголку с нитками - никто, как она, не сможет. И вы не сможете. И я не смогу. У нее свой особый мир. Добрый. Они вообще очень добрые. С ними просто. Знаете, я, наверное, не смогла бы работать в обычной школе".

Найдите нам родителей

Подавляющее большинство обитателей детского дома-интерната - отказные дети. Узнав о диагнозе, родители навсегда вычеркивают их из своей жизни. А дети живут надеждой увидеть маму и папу. "Они просят нас, найдите родителей, найдите, - говорит директор детского дома Валерий Асикритов. - Мы находим, но еще ни разу никто с детьми отношения не восстанавливал. Иногда доходит до скандалов. Одна из наших девочек отыскала в санчасти свою историю болезни и списала домашний телефон. Позвонила. На следующий день в мой кабинет влетает ее мама, расфуфыренная такая, и с порога в крик: "Я вас по судам затаскаю, вы чуть не разрушили мою жизнь, хорошо, что мужа не было дома". Я как мог извинялся, обещал, что такое никогда не повторится. Мы ведь действительно не имеем права сообщать воспитанникам сведения о родителях. Она немного успокоилась, собралась уходить. "Неужели, - говорю, - вы не хотите хотя бы взглянуть на своего ребенка? Она умная, способная, красивая девочка. Навещайте ее хотя бы раз в месяц. Для нее это очень важно". Ничего не ответила, только дверью хлопнула

А я порой иду вечером по интернату, подбегает ребенок, тянет меня в угол, поговорить хочет. Мы отходим в сторонку, а он молчит, сказать-то ему нечего. Начинаю его расспрашивать, как дела, как с ребятами. Он после этого такой счастливый уходит, что с ним пообщались один на один как с равным. Им очень недостает глаз, которые на них смотрят, рук, которые могут их обнять.

Хотя в обществе отношение к таким детям меняется. Еще лет семь назад нам постоянно звонили чиновники и в приказном порядке заявляли, чтоб в выходные наших детей гуляющими в парках никто не видел. Жители жаловались, что они вид портят. Теперь такого нет. Все-таки мы становимся лучше".

Право на жизнь

Интернат - как город в городе. Здесь свои швейные, слесарные и столярные мастерские, конюшня, небольшое подсобное хозяйство с парниками, кроличья ферма. Свой театр, хор, танцевальный ансамбль, творческие мастерские флористики, корнепластики, мягкой игрушки... Творчество - один из элементов реабилитации. Если природа в чем-то и обделила этих детей, то чего-то отмерила им с избытком. Их творческим работам может позавидовать любой выпускник нормальной художественной школы.

Старшие ребята с удовольствием работают на организованном при интернате производстве по металлообработке. Делают детали для электросчетчиков. Выполняют разовые столярные, швейные и картонажные заказы.

Правда, найти заказ очень сложно, "Никто не воспринимает наших ребят всерьез, - говорит Валерий Асикритов. - Детский дом, умственно отсталые дети... Звучит, как клеймо. Но наши ребята многие работы выполняют лучше, чем обычные люди, потому что монотонный труд человека утомляет, а наших детей такая работа, наоборот, успокаивает. Она для них как психотерапия.

Кстати, в Германии конвейеры на производстве приспосабливают даже для людей с тяжелой формой умственной отсталости. Они буквально ничего не понимают, и у них всего одна задача - передвигать деталь из одной зоны в другую. Но они участвуют в общем деле, чувствуют себя востребованными, нужными. Для них это очень важно. А знаете, как гордятся наши ребята тем, что работают за станками бок о бок с высококлассными рабочими?"

Недавно при интернате началось строительство реабилитационного центра для воспитанников старше 18 лет. Валерий Асикритов считает, что это единственный шанс выжить для тех его подопечных, кто подлежит социальной и профессиональной реабилитации. Их все же большинство, а в психоневрологических интернатах многие не выдерживают психологической травмы от смены обстановки. Именно поэтому 7 лет назад, первым в России, он добился для своих воспитанников права не покидать стен интерната, ставшего для них родным домом. Они не больные, утверждает Валерий Асикритов, они просто не такие, как мы. Другие. Но ведь это не значит, что они не могут жить, любить, работать.

P.S. Согласно Всемирной организации здравоохранения, приблизительно 160 миллионов людей, 5% населения мира, имеют особенности психофизического развития. Из них приблизительно 60 % имеют слабую, 30% - умеренную, 10% - сильную степень особенностей психофизического развития. В Питере живут около 20 тысяч таких детей.

Специальные олимпийские игры для людей с нарушенным интеллектом основала Юнис Кеннеди Шрайвер, сестра Джона Кеннеди. Впервые они были проведены в 1968 году. Девиз Игр: "Позволь мне победить, но если не смогу, то я буду смел в этой попытке".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах