83

Промышленная романтика

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26 30/06/2004

То, что Санкт-Петербург - это город дворцов, знает каждый. Про то, что наш город всегда был крупным промышленным центром и остается им, - думают в основном специалисты, которых впрочем у нас много. А вот то, что можно не только работать на заводе, но и любоваться его зданием, восхищаться заводской водонапоркой, восторгаться дымовой трубой, - это приходит в голову немногим. И самые знающие из этих немногих - отдел промышленной архитектуры Комитета по госконтролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП). Этот отдел, возглавляемый Маргаритой Штиглиц, много лет занимается тем, что изучает и сохраняет памятники промышленной архитектуры Петербурга.

Индустриальная археология

Еще относительно недавно, в советское время, промышленная архитектура была как бы второстепенной, отношение к ней было пренебрежительное - мол, всего лишь завод какой-то, это же не дворец. Мало кто думал, что эти здания могут быть красивыми, если на них посмотреть внимательными и любящими глазами. Не учитывалось даже то, что они - неотъемлемая часть нашей истории. Могли повесить на стену доску, что, мол, здесь на собрании выступал Ильич, - вот и вся забота. Старое, обветшавшее здание могли разобрать за ветхостью - реставрировать его никому не приходило в голову.

Тем временем на Западе давно уже носятся с промархитектурой как с писаной торбой. И правда, старые заводы из красного кирпича порой напоминают рыцарские замки - их используют под выставочные залы или бизнес-центры, дряхлые водонапорки делают музеями, по заводским плотинам водят экскурсии, а старинные станки показывают туристам. Вот в Венеции отреставрировали и перепрофилировали Арсенал - это экскурсионный объект, в Лондоне туристы рвутся в Докленд-Сити, в Вене газгольдеры используются под музей техники, вокзал Д.Орсэ в Париже стал знаменитым выставочным комплексом. А уж изучать промархитектуру там стало почти модно, появился даже термин "индустриальная археология". Что же у нас?

У нас, мягко говоря, неважно. Чуть ли не единственный пример использования промышленного здания в новом качестве - старая водонапорка "Водоканала" рядом с Таврическим садом. Изначально весь комплекс назывался Главной станцией Санкт-Петербургских городских водопроводов. Башня отреставрирована, очень благородно подсвечена, а внутри нее - Музей воды. Здесь умело сочетаются элементы новейшей цивилизации, например стеклянный лифт, и фрагменты подлинного интерьера башни.

Шедевры на Обводном

Еще один положительный пример, правда уже не такой блестящий - бывшая Новая бумагопрядильная мануфактура у Боровой улицы (в советское время - фабрика имени Анисимова). Теперь производство выведено из города, и фабрика разрушается. Но принято решение разместить здесь офисные и торговые помещения. А ведь главное здание мануфактуры было под угрозой: построенное в 1850 году уже как настоящая машинная фабрика, оно долгое время не признавалось шедевром пром-архитектуры и его вообще собирались сносить. КГИОП гордится тем, что отстоял это краснокирпичное детище капитализма, которое доминирует над этой частью Обводного канала, придавая здешним местам своеобразное очарование.

Отстояли кое-как и комплекс Варшавского вокзала, который горячие головы предлагали немедленно сковырнуть, чтобы организовать на освобожденном месте широкий проспект. Спору нет, в центре нужны новые дороги, но не такой же ценой! Только вот не получилось ни шикарного выставочного зала, ни выигрышного музея железнодорожной техники, ни бизнес-центра - то есть всего поне-множку, но нет единой концепции комплекса.

Есть на Обводном (это просто заповедник промархитектуры) еще одно фантастической красоты место - это бывший Главный газовый завод общества столичного освещения, в зданиях которого ныне помещается завод "Композит". Комплекс газгольдеров - огромных приземистых башен, где хранили полученный из кокса светильный газ, - считался в свое время образцовым. Но уже в 1910 году столица перестала пользоваться газом для уличного освещения, перейдя на электричество, и гигантские резервуары, самый большой из которых напоминает башню Толстая Маргарита в Старом Таллине, стали не нужны. Использовались здания как попало, а некоторые и вовсе были заброшены. Хотя в свое время был разработан проект размещения в главной башне музея техники, дальше обсуждения и одобрения на словах дело не пошло.

Ломать - не строить

А уж про комплекс Новая Голландия только глухой не слышал - мол, такое чудное место и в таком ужасном состоянии. Лесные склады Адмиралтейства на треугольном искусственном острове в советское время были обжиты военными, которые тоже учинили там склады. До недавнего времени там гнила довоенная матросская форма и тому подобные "полезные" вещи. Как будто комплекс освобождают, но что с ним будет дальше - абсолютно непонятно. Ясно, что хозяин у всего острова должен быть один, так как это цельный комплекс. Именно поэтому хозяина пока нет: вложить в реконструкцию старых зданий нужно сумасшедшие деньги. Была идея превращения Новой Голландии в открытый Центр культуры, общения и международного сотрудничества, даже есть очень хороший проект - но пока только в макете и на бумаге.

Мы перечислили только четыре комплекса промышленной архитектуры, а их по городу сотни. Большая часть из них находится в плачевном, почти умирающем состоянии. Предприятия, которые владеют этими зданиями, сами влачат полунищенское состояние. А ведь именно сейчас, когда активно проводится политика вывода предприятий из центра города, освободившиеся шедевры пром-архитектуры можно было бы перепрофилировать и использовать. Снести, извините, и дурак может. Нужно сохранить эту суровую красоту, часть нашей истории. Старым зданиям нужны заботливые и прогрессивные хозяева. Но что-то пока очереди из потенциальных владельцев сокровищ промархитектуры у дверей КГИОП не стоит.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах