55

Дело Старовойтовой: две сенсации

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27 07/07/2004

Судебный процесс по делу об убийстве депутата Госдумы Галины Старовойтовой, произошедшем 20 ноября 1998 года, принес на прошлой неделе две сенсации. Напомним, что на скамье подсудимых оказались шесть человек, арестованных в 2002 году, - Юрий Колчин (по мнению следствия, лидер банды), Игорь Лелявин ("завхоз"), Виталий Акишин (стрелок), Юрий Ионов (водитель), Алексей Воронин ("техник") и Игорь Краснов. Все - сотрудники охранного предприятия "Благоверный князь Александр Невский". А Юрий Колчин, известный в криминальных кругах как Юра Брянский, на момент своего ареста являлся еще и сотрудником Главного разведывательного управления. В розыске продолжают находиться другие предполагаемые члены банды, в том числе Олег Федосов, который, по мнению следствия, и был той самой "женщиной", одним из убийц Старовойтовой.

Тот, который стрелял

Первая сенсация в "деле Старовойтовой" грянула 29 июня, практически в самом начале судебного заседания. В тот день показания давал бывший помощник Галины Васильевны Руслан Линьков, проходящий по делу как потерпевший. На вопрос, узнает ли он кого-нибудь из сидящих на скамье подсудимых, Линьков уверенно указал на Виталия Акишина и заявил, что это и есть тот самый человек, который стрелял в Старовойтову. Линьков также сказал, что узнал его еще на предварительных слушаниях и по взгляду Акишина понял, что и тот его узнал.

Потерпевший подробно описал события 20 ноября 1998 года. В тот вечер они со Старовойтовой зашли в подъезд и поднимались вверх по лестнице, когда неожиданно раздался хлопок, как от детской хлопушки. Галина Васильевна начала падать. Следом раздался еще один выстрел, и в его сполохе Линьков разглядел лицо стрелявшего, мужчины, а за ним - женскую фигуру. Руслан закричал: "Что вы делаете?!" и бросился к киллерам, но практически сразу же потерял сознание. Очнувшись, он даже не понял, что ранен в голову. По мобильному телефону он с трудом дозвонился до милиции, но там стали муторно и дотошно выспрашивать, кто звонит и что случилось. После раненый Линьков дополз до квартиры соседей, позвонил в Интерфакс, сообщил об убийстве и вновь потерял сознание.

По словам Линькова, за неделю до убийства произошел довольно странный случай. Старовойтова тогда прилетела в Петербург, ее также встречал Линьков. В подъезде им встретились три человека, двое мужчин и женщина. Они стояли на лестничной площадке выше двери квартиры Старовойтовой и держали в руках большую сумку. Когда депутат стала открывать дверь, троица пошла вниз. Линьков, заподозривший неладное, загородил Старовойтову, и незнакомцы прошли мимо, толкнув при этом Линькова сумкой. По словам Руслана, в ней "было что-то тяжелое".

"Я понял, что попал..."

Следующий "переворот" в "деле Старовойтовой" произошел в минувший четверг, 1 июля. Сенсации ничто не предвещало - заседание началось с трех ходатайств подсудимых. Первое из них было связано с тем, что на процессе не ведется аудиозапись и поэтому прокуроры в протоколы, по словам Лелявина, "вкладывают всякое фуфло". Во втором подсудимые настаивали на повторном вызове в суд одного из свидетелей, показания которого были якобы искажены при занесении в протокол. Третье ходатайство - об отводе представителям прокуратуры (обвинителям) Зеленцову и Шуваловой. Причина отвода - их чересчур пристрастное отношение к делу ("У вас такая позиция: "Виновны-невиновны, нам пофиг, будут сидеть", - так мотивировал отвод Лелявин), а также то, что на обвиняемых "незаконно" надевают наручники, "будто бы мы к побегу готовимся".

Все три ходатайства суд отклонил. А после перерыва Воронин попросил суд вы-слушать его показания. И рассказал, что в октябре 1998 года он по заданию Колчина и Богданова установил в распределительном щитке в подъезде дома, где жила Старовойтова, подслушивающее устройство. А незадолго до убийства Колчин показал Воронину и Лелявину фотографию Старовойтовой и велел отслеживать все поезда в Москву и из Москвы и, если депутат появится в городе, немедленно сообщить ему. По словам Воронина, такое же "дежурство" было установлено и в аэропорту "Пулково".

20 ноября 1998 года Воронин с Лелявиным сидели в снятой им квартире в Адмиралтейском районе. Вечером туда пришли Богданов, Акишин и Федосов, принесли с собой тяжелые сумки. Пока Воронин готовил ужин, Федосов надел длинный парик каштанового цвета и начал наносить на лицо макияж, а Акишин примерял на себя накладные усы и бороду.

После этого Воронина отправили в подъезд Старовойтовой - снять "жучок" и уничтожить все следы его пребывания. Что он и сделал, а затем поехал в другую съемную квартиру, на проспекте Культуры, там переоделся, а прежнюю одежду выбросил. Вернувшись в квартиру в Адмиралтейском районе, Воронин включил телевизор и задремал. Когда проснулся, по телевизору уже говорили об убийстве Старовойтовой. "Я просто испытал шок, - сказал Воронин. - И понял, что попал..."

Во время выступления другие подсудимые злобно смотрели на Воронина. Может быть, они, как и Воронин пять с половиной лет назад, испытали шок и поняли, что "попали"?

Так или иначе, 5 июля Воронин снова дал в суде признательные показания. Он рассказал о том, что с 1997 года в охранной фирме начали проводиться тренировки по стрельбе, что на убийство было потрачено 10 тысяч долларов и что во время предварительного следствия бывшие его товарищи оказывали на него давление. И в этот же день стало известно об аресте еще одного из подозреваемых в причастности к убийству Старовойтовой, Вячеслава Лелявина, брата одного из подсудимых.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах