296

Фашисты снились в кошмарах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. Аргументы и факты - Петербург 24/03/2010

- Начало войны встретил, как и все мои сверстники, без страха, - вспоминает Леонид Иванович. - Уверены были, что быстро разобьем фашистских захватчиков.

Однако реальность оказалась не такой радужной. Уже в первые дни стало ясно - наши силы явно уступали. Фашистские самолеты сразу начали хозяйничать в небе.

- Первые дни наши зенитки еще огрызались, пытались сбить фрицев. Через несколько дней стихли, советские солдаты, видимо, понимали бесполезность усилий. Однажды видел, как над городом пролетело одновременно 20 немецких самолетов!

Отец Леонида - завуч школы - принял решение уезжать с семьей из города. То, что они вообще выжили в те первые военные дни, иначе как чудом не назовешь.

- В одну из ночей немецкая авиация уничтожила весь Гомель, где мы жили. Огонь от пожаров стоял до неба. Нам повезло, фашисты не стали уничтожать железную дорогу, приберегли ее для себя. Поэтому многие жители, в том числе моя семья, эвакуировались из города.

Бесстрашная команда

До города Щорса семья доехала на пригородном поезде. Дальше пути не было, населенный пункт уже заняли фашисты. Родители с сестрами вернулись обратно, а Ленька познакомился с лейтенантом Козодеровым, командиром разведывательной группы. Эта встреча изменила жизнь парня.

- Лейтенанту нужен был пацан, который бы не привлекал внимания фашистов. В нашу задачу входило выяснение линии фронта. На стареньком ЗИСе ездили по деревням и узнавали, заняты они фашистами или нет. Я был маленького роста, светловолосый, «арийской внешности». Беспрепятственно заходил в занятые фашистами деревни, запоминал число оккупантов, наличие боевой техники.

Каждый вечер Леня докладывал командиру свои наблюдения. А однажды на своем грузовичке бесстрашная команда пристроилась за огромной немецкой автоколонной и несколько десятков километров ехала за ними!

- Бывало жутковато. Особенно когда за нашей машиной охотились немецкие бомбардировщики «Хенкель-111». Они летали на малой высоте и бомбили всю движущуюся технику. Иногда бомбы в нескольких метрах взрывались, взрывной волной оглушало. Мне после войны эти бомбардировщики еще долго в кошмарах снились.

Вскоре отступление превратилось в бегство 5-й ударной армии. Без боя был отдан Киев. В печально известном Пирятине лишь за несколько минут до страшной бомбежки Янковский с Козодеровым форсировали мост. Из-за его узости образовался огромный затор. Бомбардировщики уничтожили всю военную технику 5-й армии.

- Вскоре после бойни в Пирятине был взят в плен генерал Потапов. Представляете, я наблюдал, как его фашисты конвоировали. У меня с детства фотографическая память. Помню, стоял на улице городка и видел его в открытой машине, по обеим сторонам - немцы с автоматами. Разглядел 5 звездочек на петлицах и понял - генерал. Он так внимательно на меня посмотрел, долгим-долгим взглядом, поэтому лицо его хорошо запомнил. Потапов всю войну в плену провел. А в 1945 году, как ни странно, был освобожден и восстановлен в звании.

Пожалел «языка»

Из окружения вырваться не удалось. Во время немецкого налета Ленька и лейтенант Козодеров потеряли друг друга. Не смог Леонид Иванович найти его и после войны.

Ленька стал партизаном. Поскольку знал немецкий, определили его переводчиком. В операциях по захвату «языков» участия не принимал - молод слишком. Однажды с ним приключилась ситуация, которая врезалась в память на всю жизнь.

- Задержали старого немца, я его допросил, а потом командир приказал партизану отвести фрица в лес и расстрелять.

И так мне этого немца жалко стало: старого, сгорбленного, испуганного, что я подошел к командиру и попросил его отпустить. Как ни странно, командир разрешил. Повел я тогда немца к шоссе и говорю: «ауфидерзейн». Увидел он, что я винтовку на плечо закинул, упал на колени. После этого случая мне всегда в жизни сопутствовала удача.

Два с половиной года Леонид провел в Гомеле в оккупации. В конце 1943-го Гомель был отбит, и Леонид стал пехотинцем. В одном из боев получил тяжелую контузию, потерял глаз.

Почти Калашников

После окончания Великой Отечественной войны Леонид Иванович с головой окунулся в науку. Закончил Ленинградский институт киноинженеров. Но в искусство не пошел, был направлен в НИИ ВМФ, в 1955 году сделал первое изобретение. А всего у него более 30 авторских свидетельств на новые устройства в области радиоэлектроники. Позже занимался спутниковой навигацией, работал главным конструктором Ленинградского научно-исследовательского радиотехнического института. Прожил интересную насыщенную жизнь. Но даже сейчас на вопрос о самом ярком впечатлении от войны задумчиво отвечает:

- В Восточной Пруссии оказался во вражеском окопе и увидел убитого немца. А под ним торчал странный приклад. Я его достал, это был автомат Штурмгевер. Тогда я его внимательно изучил, поразился простоте и функциональности. Из-за конкуренции между производителями немцы всю войну воевали с дурацкими неудобными шмайсерами, которые серьезно уступали по боевым характеристикам советским автоматам ППШ. Будь у них Штурмгевер, боюсь, они бы нас за год всех перестреляли!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах