aif.ru counter
107

Ребенка надо почувствовать сердцем

Взять ребенка на воспитание, усыновить - всегда большая ответственность. О том, какие мотивы движут приемными родителями, как подготовиться к созданию приемной семьи, и о многом другом мы беседуем с руководителем школы для принимающих родителей при Санкт-Петербургском общественном благотворительном фонде "Родительский мост" Александром ЛЕВИНЫМ.

Взять ребенка на воспитание, усыновить - всегда большая ответственность. О том, какие мотивы движут приемными родителями, как подготовиться к созданию приемной семьи, и о многом другом мы беседуем с руководителем школы для принимающих родителей при Санкт-Петербургском общественном благотворительном фонде "Родительский мост" Александром ЛЕВИНЫМ.

Белокурый, с бантиком...

- Александр Соломонович, как вы думаете, какова мотивация приемных родителей? Бытует мнение, что многие идут на усыновление, так как не могут иметь своих детей. Это основной мотив?

- Нет. По нашему опыту, к нам приходит примерно поровну тех, кто чувствует, что должен еще кому-то помочь, кого-то воспитать, и тех, кто не имеет собственных детей. Отсутствие собственных детей - далеко не лучшая мотивация для усыновления. Такие люди всегда возлагают на ребенка определенные надежды, видят в нем продолжателя рода. Хорошо, если все ограничивается желанием передать ему свои знания и умения в той степени, в какой они ему нужны. Настолько, насколько он может их взять. Но если, как это часто бывает, разговор переходит на уровень, что "мы по одной линии доктора наук, а по другой - великие музыканты, и значит, наш ребенок должен быть таким", то ничего хорошего не выйдет.

К счастью, такие люди, как правило, очень долго ходят по детдомам, но так и не могут выбрать ребенка. Они ведь все о нем знают наперед: грудной, голубоглазый, белокурый, с бантиком, абсолютно здоровый... И вот они ищут, ищут, ищут, но не находят. Хотя бы потому, что грудных абсолютно здоровых отказных детей просто не существует.

Вообще, как мне кажется, лучше, чтобы ребенок попадал в семью, которая уже имеет опыт воспитания. Ведь у нас нет действующего механизма подготовки будущих родителей. Все постигается на собственном опыте. И первый опыт воспитания лучше пройти на своем ребенке. Элементарная вещь, когда у детей начинают резаться зубы и появляются сопли, слезы и температура, вызывает у неопытных родителей панику. В неопытных приемных семьях паника перерастает в ужас. Потому что помимо любви к ребенку, которая только и может помочь, на таких родителей еще давит груз ответственности: они его взяли на воспитание, а он загибается у них на глазах неизвестно от чего.

- У родителей, которые приходят к вам в школу, вы спрашиваете о причинах, подвигших их на этот шаг. Что вам отвечают?

- Уровней мотивации много. Начиная от гражданской позиции: "я люблю детей, и я должен им помочь", до мотивации сугубо эгоистичной: "я хочу, чтобы мои дети росли в нормальном обществе, поэтому я вырву хотя бы одного ребенка из системы государственного воспитания, чтобы мой родной не встретился с ним в темной подворотне". Ведь ни для кого не секрет, что статистика по выпускникам детских домов очень плохая.

Уже потом, на тренингах, прорываются глубинные причины. В основе большинства лежит какая-то утрата: аборты у женщин, мертворожденные дети, потеря в детстве близкого человека, например смерть отца или матери. Беря на воспитание ребенка, такие люди неосознанно восполняют утрату.

Строим общий дом

- В чем основной смысл занятий в вашей школе?

- Основной смысл в том, чтобы отвести будущих родителей от позиции "я возьму ребенка, я ему все дам, у него все будет" и привести к позиции "я ему помогу". Мы считаем положительным и, скажем так, отрицательный результат, когда человек после полугодичных занятий говорит: "Я еще не готов принять ребенка в семью". Через полтора-два года он, решив свои проблемы, снова приходит к нам.

Ведь многие вопросы просто не ставятся. Люди приходят и говорят: "Хотим взять ребенка до года". А потом выясняется, что у будущей матери такая работа, которую она не мыслит бросать, и отец вообще не думал, что будет сидеть с ребенком. Бабушек-дедушек нет. А если б и были, все равно непонятно, зачем брать грудного малыша: чей это будет ребенок, их или бабушки с дедушкой? Взять можно только ребенка того возраста, который нормально впишется в уже сложившуюся жизненную ситуацию семьи. Иначе потом, когда родители понимают, что данный ребенок не тот, с которым они могут жить, - это страшно.

- Как вы подводите человека к решению: готов, не готов?

- Сначала мы проводим целый комплекс обследований. С будущими родителями беседуют специалист по социальной работе, психолог и врач. Родители заполняют анкеты, но это скорее повод для общения. Часто важно, не что они написали, а как и с какой скоростью отвечали на те или иные вопросы. Затем социальный работник обязательно встречается дома со всеми членами семьи. Потом отдельно с двумя поручителями - людьми, знающими семью не менее пяти лет. Причем иногда поручители отнюдь не согласны с решением своих знакомых взять ребенка. Считают, что это неправильно. Но при этом чаще всего говорят, что все равно будут помогать этой семье. Кстати, очень хорошая рекомендация.

В школу берем всех, даже если видим, что человек однозначно не готов взять в семью ребенка. Он обязательно должен понять это сам. Собственно, школа для родителей рассчитана на 78 часов занятий. Большей частью это тренинги и семинары по медицине, по возрастной психологии. На тренингах в основном идет работа с чувствами. Используя элементы арт-терапии, мы даем возможность родителям почувствовать, насколько для ребенка, которого они возьмут, важны общечеловеческие ценности.

Ведь нельзя взять ребенка - в любом возрасте - и сказать, что его жизнь началась с чистого листа. Ребенок приходит в новую семью с огромным багажом личных переживаний. Их надо учитывать, уважать и на их основе продолжать строить личность человека. Строить общий дом.

Работаем с мотивацией. Даем родителям задание: написать, какие могут быть мотивы, чтобы взять ребенка. Потом разбираем, хорошие они или плохие. Выясняется, что однозначно хороших мотивов, как и однозначно плохих, не существует. Все хорошо в комплексе.

- Например?

- Скажем, реализация себя - она может быть и положительной, и отрицательной. С одной стороны, "я в жизни никакой начальник, а очень хочется покомандовать. Так вот я сейчас возьму и буду этих детей строить". С другой стороны, "если я имею богатый опыт и знания, то хочу передать их ребенку, чтобы таким образом реализоваться". Любовь к ребенку - безусловно, хорошо. Но когда любовь бездумная, безоговорочная, когда ребенка помещают в тепличные условия, закрывают от всего колпачком, то может вырасти монстр.

Мы пытаемся помочь человеку разобраться в себе, найти скрытые резервы, которые помогут ему воспитывать ребенка. Пытаемся научить, что нельзя заранее представить внешний образ ребенка и искать именно его. Ребенка надо почувствовать. Почувствовать его своим. И это вовсе не обязательно будет белокурое существо, которое радостно на вас смотрит. Чаще всего люди чувствуют близость к сидящему в углу, сопливому и грязному. Это необъяснимо, но это всегда так.

Принять ребенка в семью - все равно что жениться или выйти замуж. Можно пять лет ухаживать за потенциальным партнером, и это ничем не заканчивается. А потом буквально боковым зрением увидишь человека и понимаешь, что это именно тот, с кем ты должен связать свою судьбу.

Спасти ребенку жизнь

- Вы готовите потенциальных родителей к тому, что ребенок, которого они возьмут, может оказаться больным? Не сейчас, ведь какие-то болезни могут "вылезти" только с возрастом.

- В конечном итоге, если ты почувствовал ребенка как своего, то уже не важно, что с ним случится. Любить его не перестанешь. Как в обычной семье. Но мы пытаемся готовить родителей к любым неприятностям. Объясняем, что абсолютно здоровых детей нет. Особенно в детских домах.

Многие, кстати, изначально готовы к тому, что у ребенка будет то или иное заболевание. Некоторые болезни просто требуют внимания и определенных лечебных мероприятий. У нас было несколько родителей, которые взяли в семью детей с "волчьей пастью" и "заячьей губой". И одна из их мотиваций была помочь ребенку, сделать из него нормального человека. Ведь эти пороки развития просто требуют ряда хирургических операций, которые должны проводиться в определенном возрасте. А детские дома, как правило, не в силах за этим уследить.

Многие болезни "завязаны" на индивидуальный уход, который в детском доме просто невозможен. Скажем, кардиохирурги не берутся делать ребенку операцию на сердце, пока у него нет опекуна. Потому что если нет человека, к которому ребенок эмоционально привязан, то это бесполезная операция. Он умрет, если рядом нет близкого человека. Чем не мотивация - спасти ребенку жизнь?

- Вы работаете с выпускниками школы дальше, когда они уже взяли в семью ребенка?

- Обязательно, но это уже другое направление - сопровождение приемных семей. Мы сопровождаем и те семьи, которые прошли через нашу школу, и тех, кто просто обратился за помощью. Скрытых проблем всегда много, но не все родители понимают, что у ребенка в прошлой жизни могли быть психологические травмы, которые рано или поздно скажутся на их взаимоотношениях.

Кстати, практически все выпускники нашей школы - и те, кто взял ребенка, и те, кто решил пока повременить, продолжают дружить семьями. Это им тоже помогает.

Благотворительный фонд "Родительский мост" проводит консультации для всех желающих воспитать в своей семье приемного ребенка и оказывает помощь в установлении опеки. Обращаться за помощью можно по телефону 116-16-69 или каждый четверг с 17.30 по адресу: ул. Маяковского, 42.

Смотрите также:





Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Когда в Петербурге включат отопление?
  2. Правда, что в Петербурге установлен температурный рекорд последних 136 лет?
  3. Как оформить визу в Финляндию после 1 сентября 2019 года?
Сколько денег вы потратили на обновление осеннего гардероба?