45

В подписных листах нашлись покойники

— Из четырех партий, не представленных в Думе и решивших не вносить избирательный залог, а собирать подписи граждан, три не зарегистрированы, а «Патриоты России» удержались «на волоске». Есть ли объективные причины у такой статистики?

— Для некоторых избирательных объединений кампания началась неожиданно, ведь только в конце ноября прошлого года Уставный суд Санкт-Петербурга вынес решение, на основании которого в начале декабря были назначены выборы. Кроме того, за день до публикации газетами решения о дате выборов в ЗакС вступили в силу очередные поправки в федеральное законодательство. Партии и кандидаты теперь должны изготавливать подписные листы так же, как наглядную агитацию — с предоплатой из избирательного фонда. А прежде чем открывать фонд, нужно было заверить в нашей комиссии списки кандидатов и другие документы. «Яблоко» и «Патриоты России» успели уладить все формальности и начать сбор подписей до Нового года, а «СЕПР» и «Народная воля» не успели — и лишились возможности собирать подписи в течение всех новогодних праздников.

— Прежде Горизбирком нечасто отказывался регистрировать кандидатов из-за брака в подписных листах…

— На мой взгляд, статистика сейчас уже бесполезна. Раньше была мажоритарная система выборов, сейчас пропорциональная. Отказ в первом и во втором случае — две большие разницы, в том числе по последствиям. Действительно, появилось качественно новое явление — отказ в регистрации списка партии, содержавшего 53 кандидата. Но не забывайте, что изменилась и процедура проверки. Раньше мы могли привлекать экспертов при необходимости.

мента начала работы имеет в своем составе экспертов-криминалистов из соответствующих органов. И если, предположим, партия за одну ночь переписала в подписные листы какую-то базу данных, и принесла к нам в комиссию, она напрасно думала, что мы пожмем руку и скажем: «Ну, ребята, молодцы!»

Беспринципные сборщики подписей

— Как ваша комиссия проверяла подписи?

— По закону, проверке подлежат 20 процентов, или около 8 тысяч подписей. Листы нам приносят в папках, каждая папка пронумерована. Квитки с этими номерами укладываем в конверт, перемешиваем, вытаскиваем вслепую и забираем соответствующую папку. Сначала проверяем чисто внешне — пустые места, ошибки оформления. Потом делаем с каждого подписного листа две копии. Один экземпляр уходит в Федеральную миграционную службу (ФМС), второй остается у нас, а оригинал изучают эксперты-почерковеды. ФМС дает заключение о достоверности данных, внесенных в подписные листы, — например, серия паспорта написана одна, а на самом деле у того же человека она совсем другая, или человек моложе на десять лет относительно заявленного возраста. Оригиналы подписных листов наши эксперты изучают с микроскопами и тоже дают свое заключение. Мы все это суммируем с учетом нашей собственной оценки, проверяем возможные пересечения — чтобы одну и ту же линию в листе не забраковали одновременно мы, ФМС или эксперты и потом считаем подписи, признанные не отвечающими требованиям.

— Какие нарушения вас поразили больше всего?

— Хохот и всеобщее умиление вызывали данные паспортов СССР — наверное, тот, кто их вносил, даже не знал, что в 2005 году паспортная реформа в России закончилась. У нескольких партий нашлись не надлежащим образом заверенные и оформленные подписные листы, что влекло за собой признание недействительными всех подписей, проставленных на соответствующем бланке. К сожалению, в отдельных листах были указаны граждане, умершие еще до начала нынешней избирательной кампании. Я понимаю, сборщики подписей не являются представителями той или иной партии. Но если партия заключает с ними договор, наверное, она должна принять и на себя ответственность за столь беспардонные фальсификации. Наконец, наши эксперты-почерковеды выявили огромное количество подписей, выполненных за избирателей другими лицами. Например, указаны разные лица с разными паспортами, но подписываются они, как говорят эксперты, почему-то одной и той же рукой.

— Речь идет о мастерах, работающих сразу на все партии?

— Я не могу ничего утверждать, поскольку не способен доказать. Но мы знаем, что такие команды или группы существуют. Более того, это сейчас приличный заработок. Ведь закон не запрещает человеку поддерживать и одну, и вторую, и третью партию. Это голосовать за всех сразу он не сможет, а в подписные листы вносить свой автограф — пожалуйста. Группы сборщиков, как мне рассказывали, в Петербурге очень востребованы и даже обмениваются друг с другом базами данных избирателей и готовыми листами за небольшие деньги.

Слово ЦИКу и суду

— «Патриоты России» уложились в 10-процентный лимит бракованных подписей с ничтожным запасом — 0,2 процента. В абсолютном измерении, это пара десятков подписей. «Яблоко» перебрало 3 процента с небольшим, это около 300 подписей. Нельзя ли делать повторную выборку для таких «пограничных» случаев?

— Старый закон о выборах нам это позволял, существующие сегодня нормы ничего подобного не предусматривают.

 — Что остается делать незарегистрированным партиям?

— У них есть право обжаловать наше решение в течение 10 дней в суде или в Центральной избирательной комиссии. В течение 5 дней суд обязан такой иск рассмотреть. Если партия докажет, что была допущена какая-то ошибка, партия будет зарегистрирована по решению суда и продолжит предвыборную кампанию. Такие случаи имели место в других субъектах РФ.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах