100

Звериный папа

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13 27/03/2002

Лечить тигров не учат нигде. Наши ветеринарные институты всегда были ориентированы исключительно на полезных обществу животных. И на врачебную помощь могли рассчитывать только сельскохозяйственный скот и домашняя птица. Лечить такую "глупость", как кошек и собак, не говоря уже о попугаях, крокодилах и тиграх, даже не предполагалось. Тем не менее всех их лечить приходится. А самый большой специалист по тиграм в нашем городе - директор циркового ветеринарного госпиталя Евгений Сибгатулин. Кстати, в госпитале лечат и животных, не имеющих отношения к манежу.

Болезнь от "мертвого" мяса

Евгений Григорьевич попал в цирк еще в 70-х годах, и его "коровье" образование могло помочь только отчасти. Если он знал, с какой стороны подойти к лошади, то ему и в голову не приходило, что к тому же тигру иногда лучше подходить с хвоста, торчащего из клетки, - чтобы сделать укол в хвостовую вену. Учился на своих и чужих ошибках.

Тигр в неволе болеет. Самый страшный его недуг так и называется - "тигровая болезнь". От нее животное худеет, слабеет - в общем, чахнет. Врачи полагают, что причина болезни - несбалансированность кормления. В природе дикий тигр, задрав антилопу, съедает из нее то, что ему надо, и получает все необходимое. В неволе тигра кормят "мертвым" мясом, и годами идет дисбаланс в питании.

Доктор Сибгатулин вспоминает, что Вальтер Запашный содержал старого уссурийского тигра, которому было больше 20 лет: "Огромного роста был, но очень худой, высохший от старости, от болезней, такая фанера ходячая, ветром его пошатывало". Старику надо было каждый день делать уколы - и это был единственный тигр, к которому доктор заходил в вольер. Тигр в вольере гуляет, Евгений Григорьевич со шприцом идет за ним. Тот медленно отходит, а доктор догоняет, колет, тигр не огрызается, только старается увернуться. До сих пор Евгений Сибгатулин сожалеет, что не вышло случая сфотографировать старого тигра - он считал его своим другом.

Плохо быть экзотом

Собак доктор Сибгатулин тоже много вылечил на своем веку, а вот птиц - не очень. Скромный доктор не может назвать себя крупным специалистом по пернатым, однако заявления некоторых цирковых артистов-"птичников" о том, что якобы у нас вообще не умеют пользовать птичек, считает поклепом. И если кто-то своему петуху бурсит оперировал сам, то это не оттого что специалистов не нашлось, а просто лень было их искать или неохота деньги платить.

Не умеют как следует лечить у нас и рептилий, только со змеями Евгений Григорьевич уже наловчился - ведь во многих аттракционах есть питоны и удавы. Он знает, что у змей бывают десятки паразитов, масса проблем с пищеварением, питанием. Змеи легко простужаются. К тому же, если их неправильно содержать, плохо идет линька, они больше подвержены инфекциям.

Многие люди, у которых завелись деньги, тратят их на экзотическое животное. Если собака - то голая ацтекская, если кошка - то породы сфинкс, но ведь многим и этого мало. Заводят обезьян, попугаев, варанов, крокодилов, ядовитых змей... Живой товар контрабандой попадает в город, но надо отдать должное контрабандистам - они понимают в зоологии и ветеринарии, чего не скажешь об их клиентах. Конечно, животное начинает хворать.

Живым не дамся!

Лучше всех лечатся обезьяны, потому что про их болезни много известно, у врачей есть опыт. Этот опыт помог спасти орангутана Марио из испанского цирка, у него очень болели ноги. Ведь орангутан - обезьяна лесная, он скачет по веткам, а не ходит пешком. А в цирке - только на своих двоих. Лечить его было нелегко: обезьяна могучая, коленкой не прижмешь. Евгений Григорьевич вспоминает: "Распинали мы его, как Иисуса Христа, прости Господи, - к стойкам деревянным привязывали. Только тогда укол удавалось сделать".

Многие цирковые звери знают очень хорошо, что такое шприц, и завидя знакомого врача с этой штукой в руках, ни за что не подпустят его. Евгений Григорьевич очень не любит глупый миф о том, что якобы животное понимает пользу уколов и прочих мучений. На самом деле животное не сопротивляется лечению только в том случае, если ему совсем худо. Чуть-чуть полегчает - и пациент уже яростно борется со своими "мучителями".

Есть у доктора любимица - бегемотиха Жужа. Когда она была у нас на гастролях, Евгений Григорьевич приходил к ней чуть ли не каждый день. Например, Жужа повредила себе глаз, стукнувшись им о решетку - у бегемотов глаза выпуклые. Клыки она порой ломает, грызя бортики бассейна, животом может страдать. Чаще всего животное лечат посредством укола - ведь таблетки оно есть не будет. А у гиппопотама такая шкура, что дротиком не пробьешь, не то что иглой. Любому другому теплокровному можно сделать внутривенный укол, даже слону, у которого вены на ушах. Когда доктор был в Америке, он у всех спрашивал, как колоть бегемотов, и ни от кого не получил ответа. В самой лучшей, какая только существует в мире, литературе о бегемотах в разделе "внутривенная инъекция" было только одно слово - "неосуществима":

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах